00:17 

Воинство забытых героев - этап V

Воинство забытых героев
А не спеть ли нам песню...
Название: Товарищ
Задание: Подкидыш
Размер: 1255 слов
Жанр/категория: джен, драма, АУ
Рейтинг: R
Персонажи/Пейринги: ОМП, балрог
Предупреждение: ООС, смерть персонажа
Примечание: Автор знает, что балроги на самом деле не такие)


- Вы что, думаете, мы просто так сдали Аглон? - Андалам отставил в сторону кубок и обвел глазами нарготрондцев, собравшихся под вечер в трапезной, послушать рассказы о последних событиях на границе.
- Бежали, на ходу штаны теряя? Вы же не знаете, что там было. Мы бы обязательно отстояли крепость, но случилась такая история…
Нарготрондцы устыдились и попрятали улыбки. Над чужими неудачами смеяться негоже. Тем более не такие уж они и чужие — все на одной стороне и враги одного Врага.
- Первый штурм мы отбили. Аглон строил лорд Куруфин, и если не знать расположения потайных ходов и особой конструкции стен, взять крепость невозможно. Ни с первого раза, ни с десятого.
- Почему же вы тогда здесь, а не в своем неприступном Аглоне? - не удержался все же кто-то стражей, но его тут же одернули товарищи — не мешай.
- Хорошо смеяться тем, кто спрятался от Моргота за чужими спинами, - буркнул Римбет, но Андалам не обратил внимания и продолжил.
- После штурма вокруг крепости осталось выжженное поле. Балроги отступили и отвели войска — им тоже бой дался непросто. Я был ранен, легко, но пришлось наведаться в лазарет. Там, среди тех, кого нашли живыми и подобрали за стеной, я заметил одного парня. Первое время казалось, что не выживет, он только стонал в беспамятстве. Позже, придя в себя, он притих, не желая докучать ни целителям, ни товарищам, а едва ему стало немного легче - старался уже улыбнуться или пошутить, подбодрить других раненых. Иногда даже что-то напевал, и от его песенок становилось — не сказать, что лучше, но хотя бы не так тяжело. М'аик – так он назвал себя - был хорошим товарищем, и было удивительно, что никто из нас не знает его в лицо. Сначала всем было не до того, а на третий день, когда стали выяснять, из какого он отряда, он сказал, что не из Аглона. С другой стороны.
После такого признания наши засуетились. Ребята, лежавшие с ним в лазарете, не знали что и думать — вроде бы товарищ, сторониться и отворачиваться поздно. Но и с врагом по-свойски болтать не годится. Когда этого Маика вызвали к лорду Куруфину, мне выпало его сопровождать. Я тогда все голову ломал — неужели квенди тоже служат Морготу?
- Этого не может быть! - не выдержал кто-то из нарготрондцев.
- Да, нас тогда это тоже удивило. Да что уж — для нас это стало потрясением! И вот, я привел его к лорду. Точнее, с горем пополам дотащил, он был все еще слишком слаб. Если смотреть со стороны, он был точь-в-точь один из нас — высокий, выше многих, темноволосый, только глаза немного странные — как будто огонечки горят. То, что он еле стоял на ногах, никого не удивляло — чуть ли не из Мандоса вернулся. Лорд Куруфин стал его расспрашивать, и он ответил так: «За то, что спасли и лечили, благодарю от всего сердца. А в остальном — я служу Владыке Мелькору, и больше ничего сказать вам не могу». Лорд Куруфин рассердился, однако и это не смутило нашего найденыша. «Я знаю, - сказал он, - с вашими пленными у нас, в Твердыне, Владыка не церемонится. Так что и ты, эльфийский лорд, можешь велеть пытать или убить меня, твоя воля». Эти слова лорда Куруфина разъярили еще больше, он побледнел, вскочил, и я подумал, сейчас он прямо так и сделает, как сказал этот не к месту доблестный морготов витязь. Но лорд одумался, ангбандским порядкам следовать не стали, велел запереть неизвестного квендо в подвале.
Когда распахнули дверь в самое глубокое подземелье замка, я заметил, как он вздрогнул, в глазах мелькнул страх, которого до сих пор не было и в помине. Подвал был, конечно, не хоромы — голый камень, холод, и с потолка капает, но все же я не мог понять, чего он испугался. Мы сделали все возможное, чтобы пленник не сбежал, но, если уж начистоту, он не выглядел способным покинуть крепость самостоятельно. Он и до ворот бы сам не дошел.
Я приходил к нему с водой и похлебкой, и видел, что с каждым днем он слабеет, словно холод вытягивает из него силы. Но встречал меня Маик каждый раз приветливо, мы даже разговаривали, хоть я и понимал, что лишнего при нем болтать не следует.
- Неудивительно, что так все закончилось — я всегда знал, что ты, Андалам, редкостное трепло, - буркнул Римбет, но на него шикнули уже хором и свои, и нарготрондцы — все хотели знать, что было дальше.
- Да мы говорили только о пустяках! Один раз только Маик посетовал, что попал в плен. Мне показалось, он имел в виду, что у них такое не прощают. Как-то раз я открыл дверь и увидел, что мой подопечный лежит неподвижно. Я испугался, подошел, потряс его за плечо. Маик был жив, он открыл глаза, и в них мне опять показалось что-то странное. Он пробормотал что-то, из чего я разобрал только «пришло время», и, пока я разевал рот, выдернул у меня из ножен меч.
Слушатели ахнули.
- Знаю, это было глупо, я просто потерял бдительность, иначе у него вряд ли бы получилось со мной справиться. Я отпрыгнул. Маик сказал: «Не подходи, не хочу тебе навредить», – и я остался стоять посреди подвала как последний дурак.
Кажется, все, и не только нарготрондцы, в душе согласились с последними словами, однако промолчали, ожидая развязки.
- «Прости, что так подвел тебя, и послушай, - сказал мне Маик. - Передай благодарность вашим лекарям, пусть их старания и не пошли впрок. Я ухожу. Перед тем, как мой дух навсегда растворится в Багровом пламени, я успею передать капитану все, что нужно. Он услышит и поймет меня. Крепость вам теперь не отстоять. Когда будет штурм, уходите все через восточные ворота, там вас не догонят». Я с трудом понимал, что происходит. Мне вдруг померещилось, что над головой у него мелькают искры, и за плечами встают язычки пламени. Я спросил: «Как же ты сбежишь?» На выходе из подвала стояла стража, и я не опасался того, что пленник сможет покинуть крепость. И еще - «Почему ты так уверен в том, что Аглон падет? И зачем тогда хочешь спасти нас?». Он отвечал, что хоть разведал и немного, но все-таки надо быть слепым, чтобы не разобраться в наших незатейливых хитростях. Устройство ворот и стен, как видно, Маик успел рассмотреть, пока его вели по крепости. «Смерти я тебе не желаю, - добавил он, - мы же товарищи». Так и сказал — товарищи. После этого повернул меч лезвием к себе.
Тут Андалам вздрогнул и нервно глотнул из кубка.
- Теперь я видел языки пламени у него за спиной совершенно отчетливо. Такого ужаса я никогда не испытывал. Хлынула кровь, он прошептал: «Тьма и Пламя!», – упал ничком и больше не шелохнулся. Его тело тут же вспыхнуло огнем, а когда он погас, остался лишь пепел. Я тотчас побежал к лорду Куруфину. Этой же ночью нас атаковали, и действовали враги на этот раз так, словно и вправду знали наши секреты. Мы отступили. Те из нас, кто остался жив, спаслись через восточные ворота.
Андалам замолчал. Слушатели с трудом перевели дыхание.
- Так мерзавец вас обманул, - с укоризной в голосе сказал один из нарготрондцев, - притворившись раненым.
- В этом — вряд ли, - ответил вместо приятеля Римбет, - мы все видели, он и правда сильно пострадал в бою.
- Выходит, наш Андалам водил дружбу с балрогом, - усмехнулся уже кто-то из дружины Аглона. - Можно даже сказать, что проиграл балрогу — это не так уж зазорно.
- Этим среди вас многие могут похвастаться, - хмыкнул нарготрондец. - Лазутчик, кто бы он там ни был, достиг своей цели. И заморочил вам головы. На месте лорда Куруфина я бы вам…
- К большой нашей радости, ты не на его месте, - отрезал Римбет. - А этот Маик… Что ж, оказалось, что среди слуг Врага есть и такие.
- Тем хуже для нас, - покачал головой нарготрондец.

Название: Зов Ульмо
Задание: Подкидыш
Размер: 1792 слова
Жанр/категория: джен, стеб
Рейтинг: G
Персонажи/пейринги: Ульмо, Оссэ, Уинен, Воронве
Примечание: произведения Лавкрафта.


«Блуп, блуп, блуп», - похрапывал великий и древний Ульмо, предаваясь глубокому вековому сну в своих чертогах на дне океана. Возможно, если бы белериандская цивилизация была в ту эпоху на более высоком уровне технического развития, ученые-океанологи или военные, услышав с помощью своих локаторов это «Блуп», обязательно заинтересовались бы, что за неведомая гигантская глубоководная животина издает такие звуки. Однако никаких локаторов ни в Белерианде, ни вообще в Арде не было и не предвиделось, и потому Ульмо мог спокойно спать в своем необычайном подводном городе, в гигантском дворце из зеленых каменных глыб.

Когда очередное «Блуп-блуп» выходило особенно звучным, на далекой поверхности океана поднимались волны, и ветры Манве удивлялись, откуда взялось в море это самовольное погодное явление. Иногда дрожь воды достигала берегов, пугая тамошних крохотных обитателей, сочинявших про морского владыку пугающие легенды. Они говорили, что Великий Ульмо и другие Валар пришли с далеких темных звезд, когда мир был еще совсем молодым, и правили им, однако задолго до пробуждения эльфов и людей они ушли в глубины мира и погрузились там в сон, похожий на смерть. И вот уже бессчетно-долгое время эти древние таинственнее существа спят и лишь иногда могут проникать в расстроенное сознание поэтов и безумцев, насылая видения, внушающие благоговейный ужас, но недоступные пониманию.

Смертные создавали ужасные культы, поклоняясь «Великим Древним», как они называли Валар. Из поколения в поколение последователями этих культов передавались темные тайны и причудливо звучащие непонятные слова молитв-заклинаний, и скорая смерть ждала того непосвященного, кто пытался проникнуть в их секреты.

***
- Ну и что будем с ним делать? – недовольно спросил Оссэ, высовывая из воды рыбообразную голову и рассматривая бесчувственного эльфа, лежащего на обломке разнесенного очередным мощным «блупом» корабля. – Глянь-ка, живой еще! – удивился майа, плеснув на недоутопленника водой. Тот слегка шевельнулся, но в сознание приходить не спешил.

- Ой, какая прелесть! – восхитилась вынырнувшая тут же Уинен. – И ушки какие… - от умиления из ее собственных ушей вырвались струйки воды, напоминавшие крохотные фонтанчики.

- И как тебе не надоело умиляться на каждого эльфа! – проворчал Оссэ, следя, чтобы корабельный обломок не слишком сильно качали волны, поднятые шевелением двух майар. – Скоро все дно русалами заселишь, камбалам спать негде будет.

- Думаешь, им так уж хочется к Намо? – возмутилась Уинен, подтянув эльфа поближе к себе и осторожно перевернув на спину. Эльф зашевелился активнее, но глаз не открыл. – Ну вот, сейчас я его доведу до кондиции… - нежно пробулькала майэ.

- Да стой ты! – ухватил ее за щупальце Оссэ. – Правда, не надо! Босс возьмет еще и спросит, что это мы тут с живым сотворили, что я ему скажу?

- Да что есть, то и скажешь, - спокойно отозвалась Уинен. – Все равно он сам нам его и подкинул своими бульками, а значит, нам и решать, что делать.

- Ну пойми ты, нельзя так! – упорствовал Оссэ. – Если б он уже умирал – тогда конечно, но он же борется, жить хочет, обычно, а не русалом.

- Но я так хотела его оставить… - едва не плача, не сдавалась Уинен. – Он же такой миленький, а до берега очень далеко!

- Но он не сможет жить тут, если не умрет и не станет русалом, - ответил Оссэ. – Знаешь, что обычно делают наземные существа, если им подкидывают детеныша другого вида? Они обычно относят его к его сородичам, и только если это невозможно, оставляют у себя. Каждое существо должно жить с себе подобными.

- Но я ж сказала, далеко до берега! – майэ еще не теряла надежды. – Мы не сможем его туда доставить так, чтобы он выжил.

- Вот поэтому я и хотел разбудить босса.

- Ну и как ты думал это сделать?! – забурлила Уинен. – Сколько уж не просыпался, а сейчас-то ему с чего…

- Скажем, что звезды заняли благоприятное положение – мигом вылезет, - решил майа.


***
Гигантская каменная кладка причудливыми углами выступала из ила и жидкой грязи. А дальше вздымались, казалось, до самого неба гигантские зеленоватые монолиты, украшенные жуткими изображениями древних чудовищ и загадочными надписями. Из соленой клубящейся мглы выступали очертания исполинских статуй, изображавших немыслимых и непредставимых для самого безумного воображения существ, и не уступающих им по размеру зданий, чьи формы и контуры как будто ускользали от взгляда и постоянно менялись.

Подобравшись к то ли вертикальной, то ли наклонной двери на вершине самого большого монолита, Оссэ и Уинен аккуратно положили перед ней многострадальный корабельный обломок с не менее многострадальным недоутопленным эльфом.

- Ну что, будем будить? – потоптавшись на месте, спросила Уинен.

- Будем, - подтвердил Оссэ, уже и сам отчасти пожалевший, что не дал коллеге превратить подкидыша в русала. Не то чтобы ему было совсем уж наплевать на смерть остроухого и перенаселение морского дна, просто владыка так мило поблупывал во сне…

Набравшись смелости, Уинен нажала на хитро спрятанную около двери кнопку звонка, и где-то в глубине цитадели раздался великолепно сымитированный устройством вопль кашалота с прищемленными… плавниками. Сооружение вздрогнуло, пахнуло лежалой рыбой… Затем из темных глубин за дверью раздалось все то же «блуп-блуп».

- Нет, ну чего это творится! – возмутилась майэ, кажется, уже позабыв, кто изначально был против идеи с побудкой. – Вон уже и звезды сложились, и дом на просушку всплыл, а он там подушку давит! Эээээй, бооооооосс! – заорала она, изо всех сил колотя конечностями в дверь, а одним щупальцем продолжая жать на звонок. – Пора вставаааааааааааааааааать!!!

Последнее «блуп» резко смолкло на половине. Цитадель задрожала.

Оставив эльфа перед дверью, майар метнулись за ближайший каменный выступ, постаравшись слиться с местностью.

Подкидыш глубоко вздохнул, закашлялся и открыл глаза как раз в тот момент, когда тяжелая каменная дверь начала плавно открываться. А в следующее мгновение вязкую тишину прорезал полузадушенный, полный первобытного ужаса визг.


***
- Ну и что мне с тобой делать? – тяжко вздыхая и шевеля щупальцевой бородой, вопросил еще не до конца проснувшийся Ульмо, глядя на всхлипывающего эльфа не то с раздражением, не то с жалостью. – Разбудили, сбежали, подкинули… А я такой как раз сон хороший смотрел! Как будто приплыли сюда люди, стали по городу моему гулять, все смотреть, в дверь постучали… Корабль у них такой интересный еще был, без парусов, а как двигался – непонятно. Но быстрый, зараза! И человек один даже на грязи внизу написал «Тут был Йохансен». Только я было собрался дверь открыть и спросить, это у него фамилия или имя, а тут раз – и звонят всякие, спать не дают!.. Чего-чего? – переспросил Вала, услышав со стороны эльфа невнятное бормотание.

- Не хавай меня! – отчаянно взмолился эльф, зачем-то пытаясь прикрыть руками голову. – Я и так тупой!

- Че? – затрепетав от изумления своими рудиментарными крыльями, только и сообразил сказать морской владыка. Все сильнее становилось ощущение, что он умудрился проспать слишком много важного, да и просто интересного. – Ты меня, часом, с Мелькором не перепутал? С чего мне тебя… как ты там сказал? Хавать? И что это вообще за орочий жаргон, кто тебя только воспитывал…

- Ты Ульмо! – некультурно тыкая в валу пальцем, слезно взвыл эльф. – Ты проснулся в своем мертвом городе и теперь пойдешь хавать мозги! Это все знают!

- Блуп! – страдальчески булькнул вала, от глубокого культурного шока слетев со своей каменной табуретки и нехило приложившись кобчиком об каменный же пол.

- Босс, мы вас спасем! – завопили, вылетая из своего укрытия, Оссэ и Уйнен, полные решимости защитить любимого начальника от агрессивного остроухого.

В итоге очень скоро все четверо находились у самого подножья цитадели и в причудливо переплетенном состоянии. Эльф, к счастью, был вовремя надежно опутан мягкими щупальцами, так что при впечатляющем падении пострадал лишь морально.

- Где ты такого наслушался? – полюбопытствовал вала, распутав свои и чужие щупальца и аккуратно рассадив эльфа и майар рядом с собой на каменной ступени.

И вот, пытаясь не поддаться ужасу окружающего немыслимого пейзажа, эльф нерешительно начал свой рассказ.

***
- Эти выдумки – работа Мелькора, не иначе, - заключил Ульмо, в поисках поддержки глянув на подчиненных.

- Точно, точно, - закивали майар.

- А про мозги – видимо, байка пошла из-за одного вида темных тварей, - добавил Оссэ. – Эти порождения Искажения созданы Мелькором из морских обитателей в насмешку над благородным обликом владыки Ульмо.

- И они, говорят, действительно поедают мозги, проникая своими щупальцами в голову, захватывают тело человека и эльфа и потом им пользуются как своим, - поделилась слухами Уинен.

- А как же тогда быть со статуэтками? – продолжал сомневаться эльф. – Один и тот же образ в разных уголках мира, у совершенно разных племен эльдар и атани, да и у наугрим, я слышал краем уха, что-то подобное было, а уж они море совсем не жалуют. И одни и те же слова молитвы, я даже как-то пытался их записать, но там язык сломаешь, такая белиберда…

На это даже великий вала не нашелся, что ответить. А наглый остроухий продолжал излагать теории, домыслы и научно подтвержденные аргументы, упоминал исследования своего ученого дедушки и какого-то скульптора, рассказывал о личном опыте встреч с безумными последователями ужасного культа, что плясали в лесу вокруг статуи Ульмо, распевали непонятные фразы, и приносили ему в жертву своих же сородичей…

- Нет, ну это уже ни в какие Врата Ночи не лезет! – высказалась Уинен. – Надо что-то делать, надо пресекать, в конце концов!

- А то и Дагор Дагоррат может приключиться условно-досрочно… - добавил Оссэ.

- Значит, будем пресекать, - вздохнул Ульмо, немного посомневавшись. Больше всего ему сейчас хотелось затопить квартиру и вновь завалиться спать, отпустив подчиненных и подсунув эльфа кому-нибудь еще… Однако история с человеческими жертвоприношениями должна была заинтересовать и остальных, менее сонных валар, а получать выговор от Манве морскому повелителю совершенно не хотелось. - Я попробую послать видения какому-нибудь подходящему человеку, - озвучил вала свой план. – И направить его к Тургону. В конце концов, тот всегда был хорошо на меня настроен, хоть и экранируется сейчас в своем тайном городе. В общем, ты сможешь использовать этих двоих, а может, и еще кого-нибудь через них, для решения проблемы…

- Но как мне уничтожать культистов из полностью закрытого города? – возмутился эльф.

- Культисты – лишь орудия, - пояснил Оссэ. – Мелькор – наш настоящий враг и источник всех этих злодеяний, а значит, и разбираться нужно в первую очередь с ним.

- Тем более, было как-то предсказано, - присоединилась Уинен, - что именно в Гондолине зародится сила, которая принесет нам победу над Врагом.

- И тогда все эти фанатики с их ритуалами исчезнут, как и их вдохновитель, - важно закончил Ульмо, завязывая щупальца морскими узлами. – Если что – прислушивайся к моему голосу в твоих снах.

«Эх, сбыть бы уже это беспокойное существо, - думал морской вала про себя. – Еще и видения теперь ему… Нет бы другой кто разбирался, кому поближе, а то ведь все я да я… Топить – я. Ледяную дорогу обеспечивать – тоже я, чуть крылья не отморозил. Как гонять кого-то между континентами – так меня, кого ж еще. И вот теперь этот, подбросили же головную боль…»

Спать тянуло все сильнее. Однако перед тем как со спокойной совестью снова залечь на дно, нужно было доделать всего одно малоприятное дельце.


***
- Ну и что мне вот с этим делать? – растерянно спросил Туор, рассматривая мокрого эльфа, валявшегося на песке и почти не подававшего признаков жизни. – Не оставлять же… Вот уж подкинуло море мне заботу!

- Ульмо… - тихо пробормотал эльф, начиная очухиваться. Последующее слово из-за забившейся в рот пряди волос вышло просто невнятным набором звуков, похожим на «фхтагн».

Название: После дождичка
Задание: Подкидыш
Размер: 680 слов
Жанр/категория: джен
Рейтинг: G
Персонажи/Пейринги: Дед Бильбо Бэггинса по материнской линии. Был долгожителем, за что получил прозвище "Старый Тук". У него часто гостил Гэндальф, дед Бильбо Бэггинса по отцовской линии.


В один осенний день по дороге, что ведет из Хоббитона в Тукборо, ехали два пожилых хоббита верхом на крепких пони. Лошадки были ухоженные, с аккуратными челками и заплетенными гривами. Сразу видно, что хозяева у них справные, прямо сказать, хоббиты что надо. Да и могло ли быть иначе, ведь это были Геронтиус Тук и Манго Бэггинс, весьма уважаемые среди жителей Шира.
Господина Бэггинса, пожалуй, уважали даже больше, потому что чудачеств за ним отродясь не водилось. Однако ж доходы Геронтиуса Тука были таковы, что ему прощались многие странности. Да и то сказать, мистер Тук всегда был благодушен, приветлив и в помощи никому не отказывал. А потому встречные путники с удовольствием раскланивались с почтенными главами семейств.
Хоббиты ехали неспешно, обсуждая недавно убранный урожай, переменчивость погоды и радостное событие у молодой четы Бэггинс. Месяц назад Белладонна Бэггинс родила сына, и мастер Бунго был на седьмом небе от счастья.
Бэггинсы устроили знатный пир для родни, надарили подарков, да не каких-нибудь безделушек из кладовой, а для каждого расстарались. Обиженным никто не ушел. Последним в усадьбе задержался Старый Тук: сначала долго обсуждали общие дела, а когда Геронтиус засобирался домой, грянула буря. Весь день с неба низвергались потоки ледяной воды, а ветер как безумный рвал кроны деревьев. Тем удивительнее было то, что на следующий день на небе не было ни облачка.
Они уже миновали Мельницу и мост через Водью, когда Манго предложил размять ноги, и хоббиты неторопливым шагом двинулись вдоль берега реки. Водья, как обычно по осени, напиталась дождевыми водами и кое-где вышла из берегов. Быстрое течение тащило всяческий мусор.
– Какую странную корягу вынесла река, – поделился наблюдением мистер Бэггинс, разглядывая нечто черное и продолговатое, застрявшее в камышах.
–Где? – в последнее время Геронтиус стал слаб на глаза. Как-никак, весной сто лет разменял.
– Да вот же, чуть правее того места, куда ты сейчас смотришь.
Старый Тук подслеповато прищурился, вглядываясь в корягу, нахмурился и решительно пошел к ней, невзирая на вязкую речную грязь и ледяную воду. Склонившись над странным предметом, хоббит резко изменился в лице и взволнованно закричал своему спутнику:
– Да ведь это не коряга, а человек!
– Как человек? – мистер Бэггинс никогда не считал себя трусом, но столь ошеломляющее заявление заставило его попятиться.
Старый Тук был до того занят своей находкой, что не заметил ничего. Не оглядываясь, он прикрикнул:
– Ну что же ты, Манго, иди сюда! Мне одному Громадину не перевернуть.
Мистер Бэггинс огорченно вздохнул, положил свою тросточку на землю и неохотно побрел по непролазной грязи, ругая про себя свой длинный язык.
Вдвоем им удалось перевернуть и вытащить тело на сухой участок. К этому моменту штаны, новый жилет и еще недавно белоснежная рубашка вымокли, измазались речной глиной и илом и выглядели весьма непрезентабельно. Манго с содроганием представлял, что подумают знакомые, если увидят в таком виде.
А Старому Туку до этого и дела нет, вон, опустился прямо в грязь перед этим Громадиной, хлопочет.
– Не лучше ли нам уйти? – осторожно заговорил Бэггинс. – Не дело это, хоббитам связываться с Громадинами.
– Что ты такое говоришь, Манго! – сверкнув глазами в сторону родственника, возмутился Геронтиус. – А разве дело бросать несчастного в беде?
Лица у человека не было видно из-за длинных спутанных волос, в них набились какие-то ветки, ил и глина. Старый Тук, недолго думая, разодрал этот колтун, освобождая лицо. На краткое мгновение задержал взгляд на заостренном ухе. Туника и штаны были непонятного цвета, сапоги несчастный, судя по всему, скинул в воде, пытаясь выплыть.
Геронтиус припал ухом к груди находки, желая уловить дыхание. Грудная клетка слабо поднималась. Старый Тук вскочил на ноги.
– Нам нужна повозка! – и, глядя в округлившиеся глаза Бэггинса, незамедлительно принял решение. – Ты, мистер Бэггинс, побудь здесь, а я быстренько съезжу до Мельницы и возьму у них телегу.
– Постой, Геронтиус, ты что же, оставишь меня одного с этим человеком? – запаниковал Манго.
– Не переживай ты так, он в ближайшее время вряд ли очнется. Просто постой рядом.
Старый Тук забрался на своего пони и направился к мосту, раздумывая, как бы Бэггинс в самом деле не сбежал, да еще о том, как о случившимся сообщить Гэндальфу. А опешивший от такого напора Манго Бэггинс еще какое-то время смотрел вслед родственнику, затем поднял с земли тросточку, потыкал ею в человека и проворчал:
– Очень надеюсь, что мой внук не будет таким сумасбродом!

@темы: Этап V: Персонаж, Воинство забытых героев, БПВ-4

Комментарии
2016-11-05 в 18:43 

Berthe
Nature might be controlled but it can't be denied.
"Зов Ульмо" - отлично:D Ульмо, Оссэ и Уйнен прекрасны. Только
читать дальше

2016-11-05 в 20:29 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Заголовок поста потеряли.

2016-11-05 в 20:32 

Воинство забытых героев
А не спеть ли нам песню...
Исправимся!

2016-11-06 в 18:54 

вучит, как будто это культисты в закрытом городе.

Да я в курсе, но в первоначальном варианте было еще хуже(

URL
2016-11-07 в 14:16 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Первый текст странноватый. Идея занятная, хотя и чисто аушная. В балрога такого не верится, но да, занято. Как написано, мне не понравилось. Слог сбивается местами, и в речь проникают какие-то летописные обороты. Витязь, риали?

Про Ульмо забавно) Хотя мне кажется, что просто кроссовер, без стала бы круче.

Про хоббитов ни о чем. И это ведь не подкидыш. Они просто нашли недоутопленника.

2016-11-07 в 16:00 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
Товарищ


Оригинальная идея, конечно. Но увы, это тот случай, когда вообще не верится, даже на время чтения текста, что так могло быть.

Вот в возможные трения между нарготрондцами и аглонцами в духе "трусы - сами трусы" и именно не в острой форме, а так, в духе разговора за трапезой, верится, но они к конкретному сюжету мало имеют отношения.

И зачем было делать подкидыша именно барлогом? Можно было просто каким-то майя, у Мелькора их, по канону, было не так уж мало, хотя сильно засветился в летописях только Саурон, смысл бы особо не изменился, а предупреждение бы не понадобилось.

Зов Ульмо


Посмотрела шапку и немного боялась смотреть дальше, но в итоге текст мне понравился. Ульмо и его майяр хороши. Эльф тоже неплох, хотя явно добавлен для соответствия фика этапу.

После дождичка

Хоббиты описаны очень мило.... но текст не выглядит цельной историей, скорее, завязкой от нее.

2016-11-07 в 18:25 

Норлин Илонвэ, vinyawende, Спасибо. Не дотянула, простите. Может перепишу позже.
Автор "после дождичка"

URL
2016-11-07 в 20:11 

Норлин Илонвэ, спасибо, что оценили идею!
Витязь, риали?
Ну да.. Имелась в виду ирония, но если в слове "витязь" ее не видно, то тогда, увы, действительно косяк.

vinyawende, очень приятно, что отметили разговоры нарготрондцев и аглонцев, я переживала, что они, наоборот, вызовут нарекания.
И зачем было делать подкидыша именно барлогом?
Балроги - "духи огня", вроде бы они тоже майар. Значит, хоть об этом нигде не упомянуто, но не сказано и обратного - могут менять телесную форму. Т.о. для целей данного текста балрог ничем не хуже любого другого майа. Кроме того, балрогов много, они явно представляют собой "элитные боевые части" - здесь пока вроде все вполне в духе канона. Значит, именно у них могли быть представления о воинской дисциплине, "кодексе чести" и т.п. - вот это уже АУ и домыслы автора, но без них данный сюжет уже не мог бы быть реализован. Скажем так, у абстрактных майар, имхо, больше индивидуальности и меньше мотивация жертвовать собой для блага своих соратников.
Ну и еще мне просто нравятся такие балроги)))

Спасибо за отзывы!

Автор "Товарища"

URL
2016-11-07 в 20:13 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Гость, :)
нет, имелось в виду, что витязь - это из русских (народных) реалий. Почти как богатырь.

2016-11-07 в 20:25 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
Балроги - "духи огня", вроде бы они тоже майар. Значит, хоть об этом нигде не упомянуто, но не сказано и обратного - могут менять телесную форму. Т.о. для целей данного текста балрог ничем не хуже любого другого майа. Кроме того, балрогов много, они явно представляют собой "элитные боевые части" - здесь пока вроде все вполне в духе канона. Значит, именно у них могли быть представления о воинской дисциплине, "кодексе чести" и т.п. - вот это уже АУ и домыслы автора, но без них данный сюжет уже не мог бы быть реализован. Скажем так, у абстрактных майар, имхо, больше индивидуальности и меньше мотивация жертвовать собой для блага своих соратников.
Ну и еще мне просто нравятся такие балроги)))


Гость, спасибо за ответ! Теперь ход мысли понятен.

Спасибо. Не дотянула, простите. Может перепишу позже.

Гость, удачи! У вас хорошие хоббиты, атмосферный Шир, и, я думаю, может, получиться интересный текст.

2016-11-07 в 20:31 

Норлин Илонвэ, вроде бы Боромира не помню в каком переводе называли витязем, и ничего русского-народного при этом в виду не имели.

URL
2016-11-07 в 21:17 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Гость, это был плохой, негодный перевод.
Слово с отчётливо стилистической окраской, я считаю, оно в Арде неуместно. Это, конечно, мелкая придиркая но так, глаз зацепился.

2016-11-08 в 14:53 

vinyawende, Но увы, это тот случай, когда вообще не верится, даже на время чтения текста, что так могло быть.
Извините, а можно вдогонку вопрос - а с какого момента не верится?

URL
2016-11-09 в 17:37 

Ilwen
Меня не надо любить - со мной надо соглашаться!
Товарищ - интересная идея. Я сразу на майя подумала, только не догадалась про балрога до конца. Вообще, да, может, в Первую Эпоху они могли менять облик.

Зов Ульмо - Это очень забавно! :-D:-D:-D Бедный Ульмо!

После дождичка - очень атмосферно и мысль автора понятна, но рассказ будто оборван. На самом интересном месте!

2016-11-09 в 19:21 

Ilwen, ах, простите. Виновата. Я все поняла, и может быть исправлю. Когда-нибудь.
Автор "После дождичка"

URL
   

Битва Пяти Воинств

главная