Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:11 

freir - четвёртая отметка

freir
"Только у нас - патентованные капли Валентинин от излишней горячности и несдержанности"
Название: Легенда
Задание: ""Бога нет", АУ. В Арде есть Валар, майар, эльфы, люди и все остальные. Но космогония и этика мира другие, т.к. Творца нет и никогда не было".
Размер: 1889
Жанр/категория: стилизация
Рейтинг: G
Персонажи/Пейринги: Валар, Феанор, Финголфин, Маэдрос, Маглор, Келегорм

"В начале была пустота, безмолвная и бесконечная. Но явились из нее Силы, Варда зажгла звёзды, Кементари создала землю, Манвэ укутал её туманами, Ульмо наполнил водами, Несса и Оромэ населили землю животными и птицами, Ауле одарил ее недра самоцветами, Вана соткала цветочные ковры.
Собрались Силы после этого, старшие и меньшие, узреть плод трудов своих. Всем прекрасно было обиталище, созданное на месте пустоты, и захотелось Силам населить его теми, кто мог бы разделить с ними радость юного мира.
Из лучей звезд создали они эльфов. Из шелеста листвы и дуновения ветра появились люди. Из подземного огня и блеска самоцветов были выкованы гномы.
Но оставались они лишь неподвижными, безжизненными игрушками. Вновь держали Силы совет. И решено было, что наделит Ирмо душами новые творения Сил, и будут Силы отныне жить среди них, дабы учить, помогать и судить.
Ходят, однако, слухи, что каждая из Сил может наделять душой своих избранников..."


Тьелкормо разжигал костёр. Он давно приметил эту ложбинку, где можно было укрыться, не опасаясь, что дым кто-то заметит. Собаки, конечно, поднимут лай заранее, дадут несколько мгновений на то, чтобы потушить пламя и спрятать всё лишнее, но прерывать ритуал всё равно негоже.
Раздевшись до пояса, он преклонил колени, закрыл глаза и наощупь взял уголёк. Не почувствовал жара - значит, всё идёт правильно. Начертил знаки Оромэ на запястьях и груди.
- Прими мою жертву, Охотник, Направляющий руку, да несёт дым слова мои, да не утратит взор остроты, слава тебе за дары твои, - забормотал он на грани слышимости, отточенными движениями разделывая жертву. По капле крови - на знаки священного Рога, Стрелы, Ока и Коня. Огонь взметнулся искрами и погас - хотя не было ни ветерка. Тьелкормо положил тушку куропатки на стремительно остывающие угли и поднялся с колен.
Несколько мгновений, чтобы справиться с дыханием. Приятное покалывание переполняет, кажется, что сейчас взлетишь. Тьелкормо счастливо зажмурился, встряхнулся. Пора. Знаки на коже побледнели, можно одеваться. Он свистнул собакам, повёл рукой, накрывая ложбинку мороком. Никто не заметит кострище и жертву на нём. Но к вечеру тушка исчезнет.
Обострившиеся чувства позволили уловить присутствие другого эльда - далеко, даже собаки ещё не обратили внимание. Тьелкормо прислушался и улыбнулся. Макалаурэ. Ну конечно.
- Побежали, - шепнул он спутникам, хотя мог велеть это мысленно.
Мышцы словно радовались скорости. Тьелкормо рассмеялся - как хорошо, что есть, с кем поделиться. Прежде они не слишком ладили с Макалаурэ - чересчур уж разные интересы у них. Но однажды охотник застал его за принесением жертвы Ирмо. Отец не одобрял поклонение Валар, и братьям приходилось скрывать свои обряды. Общая тайна и сблизила их. Пожалуй, лишь Майтимо знал, что они делают в лесу - Майтимо всё ведомо.
Макалаурэ сидел на ветке, но спрыгнул, когда брат приблизился. Собаки радостно залаяли, подбежали, толкаясь, чтобы лизнуть. Тьелкормо остановился, одобрительно наблюдая за сценой.
- Пора возвращаться в Тирион, - Макалаурэ потрепал между ушами серого вожака, - отец говорил, что хочет показать всем нечто новое.
- Да, я знаю, - Тьелкормо свистнул, успокаивая собак, - пойдём.
- Он почти не выходил из мастерской. Что же за новое творение нас ожидает?
- Сегодня он в любом случае покажет, - охотник пожал плечами и пошёл чуть впереди, раздвигая ветки.
- Жаль, он отказывается слушать о служении.
- Мне он тоже запрещает взывать к Оромэ. Что с ним в последнее время? Он же сам всегда говорил с Ауле.
- Не всегда. Он уже давно перестал совершать возжигания, - Макалаурэ коснулся мешочка с рунами на поясе, - увы, в этом разговоре нет смысла, мы не впервые сетуем.
Тьелкормо кивнул. Они действительно уже много раз обсуждали, как одновременно и не ослушаться отца, и не оскорбить Валар непочитанием. Похоже, поделать тут ничего было нельзя.
Прервать разговор стоило тем более, что братья достигли города, и навстречу им спешил Майтимо.
- Поторопитесь, - бросил он.

На площади у фонтана собрались нолдор. Так много, что самого фонтана было уже не разглядеть за спинами. Майтимо решительно двинулся вперёд, раздвигая плечами стоящих. За ним следовали братья. Их узнавали, перед ними расступались, пропуская вперёд, к мраморному бортику, на котором, возвышаясь над толпой, стоял Феанаро. Майтимо занял место в первых рядах, братья остановились рядом, молча глядя на отца. Парадные одежды Феанаро больше подходили для дворца, чем для городской площади, но были выбраны не случайно: в серебряном венце на чёрных волосах, принц нолдор выглядел торжественно и строго. От этого Майтимо сделалось тревожно, словно в этот вечер должно было произойти что-то очень важное. Чувство это охватило не только старшего сына мастера: Феанаро говорил, а нолдор завороженно смотрели на сияющие на его ладони три круглых камня. Такие яркие, что даже свет Лаурелин не затмевал их.
- Смотрите! - Феанаро вскинул руку над головой, и теперь сияние камней пробивалось сквозь его сжатые пальцы, окрашивая их прозрачно-розовым цветом. По площади пробежал восхищённый шёпот. - Теперь не осталось ничего, в чём мы бы не сумели бы сравниться с валар! У нас есть свой свет, и нам не нужно идти ни к кому на поклон! Валар могущественны, но их время ушло. Они блаженствуют в своей стране, забыв про огромные земли за морем, земли, никогда не видевшие света, не знавшие руки ваятеля. Валар позабыли о них, пусть так. Но мы помним! Мы - истинные хозяева этого нового мира, и никакие боги нам не нужны!
Майтимо слушал отца и узнавал слова, которые тот часто говорил дома. Матери, своему отцу, даже сыновьям иногда. Отец давно грезил этими землями за морем, но теперь он задумал увести с собой и остальных. Майтимо невольно огляделся: что они? Верят ли? Пойдут ли? По лицам стоявших вокруг нолдор сложно было что-то понять, но свет в руке отца поразил их.
- Ты забываешь кое о чём, Феанаро, - нолдор вновь расступились, пропуская вперёд Нолофинвэ.
«Его позвали сюда», - подумал Майтимо, увидев засохшую грязь на сапогах младшего брата отца и вцепившиеся в край плаща репьи.
- Свет, который ты заключил в эти камни, не твой. Его создали валар, - Нолофинвэ не стал запрыгивать на бортик, так что его вряд ли было видно из задних рядов, но слышали братьев все.
- Вот как? - Феанаро обернулся к брату, морщась на досадную помеху. - Тогда скажи мне, кто создал меч у тебя на поясе? Ауле, спевший все металлы, или всё-таки кузнец, выковавший его из чёрной руды?
- Меч может быть сколько угодно искусно сделан – но разве можем мы говорить, что превзошли Ауле?
- Разве я так говорил?
- Почему ты тогда, заключив свет в оправу, пусть и драгоценную, утверждаешь, что боги нам не нужны?
- Потому что они не боги, - Феанаро зло усмехнулся.
Над толпой пронёсся удивлённый ропот. Феанаро бросил довольный взгляд на нолдор и снова обернулся к брату.
- Они создали наш мир. - Ответил Нолофинвэ.
- Верно. Но и я создал кое-что, что им не под силу ни повторить, ни уничтожить. - Он снова поднял руку, показывая всем камни. - Я назвал их Сильмариллы!
- Повторить? Единожды родив дитя, нельзя родить еще одного такого же. Разве это означает…
- Для тебя - может быть, и нет, - Феанаро пожал плечами и посмотрел на толпу поверх головы брата. Это для них он говорил сейчас, а не для брата. - Да, валар когда-то создали этот мир! Но они не способны менять своё творение! Мы - те, кто придаст этому миру новую, прекрасную форму!
- Не Мелькор ли нашептал тебе эти слова?
Феанаро резко дёрнулся, как от пощёчины, медленно перевёл взгляд на брата и легко соскочил с бортика. Первые ряды слушателей вдруг, как завороженные, подались назад, оставляя Нолофинвэ одного против брата.
- Как ты посмел сравнить меня с Врагом! - Феанаро сжал кулак, скрывая сияние камней.
- Тогда для чего ты повторяешь его речи, которыми он искушал нас?
Вместо ответа Феанаро выхватил меч и направил его в грудь брату. Майтимо замер, не в силах пошевелиться. Краем глаза он успел заметить, как побледнел Макалаурэ, а Тьелкормо дёрнулся было, но всё же остался стоять. Позади кто-то вскрикнул, кто-то пытался протолкаться вперёд, Но вмешаться так никто не попытался, словно две фигуры в центре площади окружал некий заколдованный круг, и никто другой не мог бы его пересечь.
Нолофинвэ смотрел брату в глаза, чуть прищурившись и не делая попыток достать оружие. И вместе с ним молчали все. Майтимо, кажется, даже перестал дышать. И тем громче прозвучал в этой тишине насмешливый голос Нолофинвэ, когда он всё-таки заговорил:
- Ну, что же ты медлишь?
- Я долго терпел тебя, Нолофинвэ, - тихо сказал Феанаро, криво улыбаясь. - Слишком долго. Но теперь я не позволю тебе забрать у меня мой мир.
- Ты забираешь у меня мой.
- Ничуть. Ты можешь оставаться здесь, со своими возлюбленными "богами"!
- Мне не нужен мир, ради которого брат поднимает меч на брата.
- Да, Феанаро, вложи меч в ножны, - вперёд шагнул нолдо с ярко рыжими волосами.
Его появление словно сняло с эльфов заклятие безмолвия. Заговорили все одновременно, кто-то требовал забрать у Феанаро меч, справа кто-то взывал к валар, одновременно несколько нолдор оттеснили Нолофинвэ от брата, но тронуть Феанаро никто не посмел.
- Что ж, - Феанаро усмехнулся, опуская меч. - Если вам так нужны боги, молитесь им и дальше.
Он рывком вбросил меч в ножны и пошёл прочь, не останавливаясь и не оглядываясь. Толпа расступалась перед ним и смыкалась за его спиной.
Нолофинвэ молча посмотрел ему вслед и перевел взгляд на вершину Таникветиль, сжимая в руке подвеску - орлиное перо.

- ...Ты не можешь это так оставить! - порывистый Тулкас выступил вперёд, взглянул на Манвэ. - Мы должны воспрепятствовать, и немедленно!
- Как? - печально улыбнулась Варда. - Изгнать его до того, как он уйдет сам?
- Пусть уходит, - усмехнулся Тулкас. - Один. Посмотрим, на что он способен без нашей защиты и помощи.
- Он не уйдёт один, - Ирмо бросил взгляд на террасу, - он уведет за собой многих. Уже сейчас.
- Пусть уходят, - отрезал Манвэ, - они увидят, кто здесь прав. А после можно будет даровать прощение раскаявшимся.
- Уходит куда? - Тихо спросил Ауле.
Манвэ нахмурился, но всё же ответил:
- Куда ему заблагорассудится.
Варда подалась вперёд, прижав руки к груди:
- Вы хотите изгнать его? На радость Мелькору?
- Если вы хотите его наказать, - вновь лениво подал голос Ирмо, - не стоит сразу уж выдворять его в Эндорэ. Попробуйте для начала поселить его там, где он не будет иметь возможности настолько сильно влиять на прочих сородичей.
Манвэ нахмурился, расправил мантию на коленях:
- Например?
- Например, пусть поживёт на севере. Много физической работы - это заставит его отвлечься от мыслей о своей богоравности. И вряд ли за ним много кто последует. А пока он будет в изгнании, здесь поулягутся страсти, - предложил Ирмо.
Манвэ перевёл взгляд на Ауле:
- Отчего молчишь ты?
- Я слушаю вас, решающих его судьбу, и думаю. А что если он откажется подчиниться?
Ирмо улыбнулся краем рта:
- Он может посметь, не спорю. Но владыка наш Манвэ Сулимо - ещё и властитель этих земель. Ослушаться его повеления?
Ауле покачал головой. Кажется, они всё ещё не понимали, с чем столкнулись. Не только дети стали беспечны за века безмятежности...
- А что предложил бы ты? - Варда вполне разделяла тревогу Ауле.
Ауле вздохнул.
- Отпустить их и помогать в меру сил.
- Отпустить навстречу Мелькору? Чтобы тот продолжал сеять среди них Зло? - Варда поднялась, прошелестев одеянием, разожгла жаровню плавным движением руки.
- Нет. Пусть отправляется в изгнание на север, - твёрдо отрезал Манвэ.
- Да будет так, - ровно отозвался молчавший до этого Намо.

"...И пришлось Пламенному Духу удалиться в изгнание на север Священных земель, ибо не поддержали его нолдор, сильны были прежние их верования, один на один оказался он пред гневом богов.
Но устоял он позднее, когда Мелькор погубил Лаурелин и Тельперион, и отказался отдать свои камни ради восстановления Древ и изгнали его Силы из Благословенного Края. Многие эльдар пошли за ним, ибо ныне у одного лишь Феанаро оставался свет, хотя прежде не поддержали его в годы изгнания на север. Отреклись они от Сил, уверенные в том, что смогут созидать в новых землях не хуже их.
Отправились с Феанаро и его сыновья.
Говорят, что после гибели Пламенного Духа вернулись они к почитанию богов, но те более не отвечали на их молитвы..."


@темы: БПВ: "Весенний марафон", Четвертая отметка

Комментарии
2015-04-27 в 22:05 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
freir, получается, ничего особенно не изменилось... тоже интересный вариант.

И мне понравилось, что все сцены этой истории очень яркие: и феаноринги в лесу, и Феанаро и Нолофинвэ на площади, и беседа валар.

2015-04-27 в 22:10 

freir
"Только у нас - патентованные капли Валентинин от излишней горячности и несдержанности"
vinyawende, в сущности, Эру подирижировал хором и предоставил Манвэ административные вопросы ведь в каноне...
Спасибо

   

Битва Пяти Воинств

главная