22:26 

Воинство ветеранов Арды - Этап VII

Воинство ветеранов Арды
Название: Самые красивые глаза
Задание: Свободный этап
Размер: 870 слов
Жанр/категория: джен, драма
Рейтинг: G
Персонажи: Эльронд, Маглор

Лорд Элронд - существо почтенное, древнее и мудрое. И трудно даже представить, чтобы он мог быть другим, чтобы был подвержен каким-то низменным слабостям или глупым страхам...
"Никому и никогда не показывай своих ран" давно стало одним из его главных жизненных правил. Кажется, невозможно придумать лучшего решения, когда вокруг такое множество тех, кто надеется на тебя, видит в тебе опору и защиту... Дети, подданные, да и не только они.

Но скрывать страхи и слабости - не значит быть избавленным от них. И иногда, вот как в эту холодную осеннюю ночь, их темному кружащемуся рою удается взять верх. Забытые при свете дня, боящиеся яви - они приходят в ночи, воспоминания и думы, причудливо измененные зыбкой почвой сновидений.

В этом сне лорд Элронд вновь и вновь видит одно и то же. И в этом сне он один, всегда один, хоть в жизни они были там вместе с братом.

Светлые каменные плиты под ногами, светлые каменные стены вокруг. Точнее, их искореженные оплавленные остатки. Рыжее ночное небо над головой. Кажется, горит все, даже то, что не может гореть, даже белые камни, стекая из-под пламени бледными струйками, перемешанными с сажей... Искры жалят кожу, пытаются добраться до глаз, от едкого дыма трудно дышать.

Может, пойдет дождь и погасит это пламя вокруг?

Нет, дождь не идет, и единственная влага, которой здесь в достатке - густая темная кровь, быстро застывающая черной коркой, присыпанная пеплом. Везде на белых камнях, горя, как и они, лежат тела. Мужчины, женщины, дети - не разобрать, кого тут больше. Темная, почти черная кровь медленно и густо сочится из смертельных ран, заливает белые камни под ногами и все никак не желает кончаться. Течет одной вязкой рекой, окрашивая все вокруг в свой цвет, поднимает тела, несет их и переворачивает... Соприкасается с пламенем - и тоже начинает гореть.

Надо бежать, спасаться - и это, хоть и с трудом, удается. Тел все больше, они лежат одно на другом, беспорядочной кучей, горой, но хоть кровавый поток немного замедлит свое течение, как от плотины, и огонь, наверно, погаснет в бесполезных попытках сожрать столько трупов.

Здесь, кажется, был недавно бой.

Бой?

Бойня...

Двое живых среди бесчисленных мертвых. Забрызганные с ног до головы кровью - чужой, не своей. Один опустился на колени, сняв шлем и неотрывно глядя в какое-то из мертвых лиц у себя под ногами. Второй остается на страже - но не от кого здесь беречься уже.

Наверно, Элронд умудряется произвести какой-то шум, потому что стоящий на коленях вздрагивает и поднимает голову. У него странные глаза: пламя ближнего пожара необычно отражается в них, словно бы наполняя, затопляя до краев. Не разглядеть сейчас цвета этих глаз - как будто два чистых озерца огня устало-опустошенно уставились на него. Нет, уже две пары живых глаз глядят ему в глаза - и неисчислимое множество глаз мертвых. Да, мертвые тоже смотрят. Только в их глазах ничего не отражается.

Сон. Воспоминание. Безжалостная и отвратительная правда, которую лорд Элронд всеми силами старался изгнать из памяти.

***
Золотисто-карие глаза кажутся то темными, то, наоборот, совсем светлыми, цвета меда. Самые красивые глаза на свете - необычного цвета, не совсем даже карие, а с таким оттенком, как будто в них затерялись тоненькие солнечные паутинки. Да, солнце в них отражается так же необычно, как и огонь.

Солнце. Крепкий свежий ветер с моря. Песок и камни.

- Он ушел... Он оставил меня, а ведь обещал не бросать, - тихий голос как будто теряется в шуме прибоя. - Но почему? Почему он так поступил?

Взгляд знакомых золотистых глаз растерянный и безнадежно грустный. Но солнечный свет по-прежнему ловится в них, как в паутинки. Как всегда.

***
- Эй, малыш, просыпайся, - лорд Элронд, конечно, был существом почтенным, древним и мудрым, но даже ему иногда случалось чересчур утомиться за день и заснуть под вечер в не совсем подходящем месте. Сейчас, как, впрочем, и всегда, таким местом оказалось большое и мягкое кресло в библиотеке. Но вот пробуждаться от того, что его тормошат за плечо, да еще и называют малышом, почтенный лорд Элронд уже давно успел отвыкнуть. - Вижу, засыпать где не надо ты так и не отучился.

Открывать глаза и стряхивать сон так не хочется... Не хочется вновь вспоминать о бесконечных и бесчисленных дневных заботах и тревогах, а хочется просто посидеть еще вот так спокойно, слушая знакомый нежный голос... И в правдивость недавнего кошмара теперь совсем не верится.

- Как ты меня нашел? - вопрос все-таки срывается.

- Ну уж тебя-то я найду везде, где бы ты ни оказался, - неожиданный собеседник еще в тени, еще невидим, но по голосу понятно, что он улыбается. Наверно, той самой своей загадочной улыбкой...

- И надолго ты к нам?

- Наверно нет. Но все же останусь на пару дней, если хочешь.

Пламя, догорая, потрескивает в камине, бросая рыже-алые отблески, отражаясь в глазах...

Маглор, потянувшись как-то по-кошачьи, устроился поближе к огню, наслаждаясь теплом и иногда взглядывая на еще не до конца проснувшегося Элронда своими необычными золотистыми глазами.

"Я буду всегда возвращаться к тебе, если только ты сам не прогонишь меня", - не высказано вслух, не потревожено неосторожным словом... - "Прости, не могу остаться и помогать тебе, все равно уйду, но потом приду снова."

"Я не могу помешать тебе уйти, но все же не забывай, возвращайся хоть иногда... отец."

Умирает огонь в камине, и последние отблески его света ловятся, как будто в паутинки, отражаясь в золотисто-карих глазах, самых красивых глазах на свете.

Название: Покинутая крепость
Задание: Свободный этап
Размер: 2540 слов
Жанр/категория: джен, драма
Рейтинг: G
Персонажи: НМП-эльфы, НЖП-эльфы

Мериль с тоской смотрела на белые вершины гор, сияющие розовым и красным в пламени заката. Обычно это зрелище приводило ее в восторг – но только не сегодня. Сегодня, наверное, она видит его в последний раз. А завтра… завтра орки погонят новых рабов на север – и прощайте горы, прощай родной Митрим, прощайте свет и жизнь!

Мериль неловко повернулись, звякнули цепи на руках. От этого звука у девушки на глаза навернулись слезы. Как ни плоха была жизнь последних месяцев в холодной пещере – полуголодная, в вечном страхе перед орками и их новыми союзниками – вастаками, но все-таки это была свобода. А сейчас – все. Орки нашли их убежище, напали и всех выживших заковали в цепи, и приготовились гнать в Ангбанд. Завтра утром печальный караван должен был выйти на горный перевал…

Их было около сотни – в основном женщины и дети. Мужчин было мало, не больше двух десятков – не достигшие возраста мужей юноши, те, кто не мог или не хотел идти на битву… Их поселение у отрогов Эред Ветрин было небольшим, жили там по большей части рудокопы и охотники. Жизнь была простой и не слишком изысканной, но Мериль она нравилась – с раннего детства она свободно бродила по окрестностям, лазала на деревья, купалась в горных озерах, исследовала горные пещеры… Ее отец и брат были рудознатцами не из последних, и мать Мериль, и она сама могли похвастаться многими украшениями с прекрасными самоцветами… Но больше самоцветов ценили жители селения хорошую железную руду, которой здесь было немало. Из нее здесь же, на месте плавили железо и ковали сталь, такую прочную и крепкую, что она славилась на весь Хитлум. Из этой стали делали лучшие во всем королевстве Финголфина мечи, которые жители селения отправляли в Барад Эйтель.

Едва Мериль исполнилось пятьдесят, из Барад Эйтель пришли вести – мечей требуется много, втрое больше, чем раньше. Король Фингон задумал большую войну, битву, после которой эльдар должны были захватить сам Ангбанд и навеки уничтожить Тень Севера, нависшую над всем Белериандом. Эльфы воодушевились, помня, что даже во время недавней страшной Пламенной Битвы, враг не смог покорить Хитлум. Западное королевство устояло, хотя и потеряло своего короля. Но сын Финголфина, Фингон, был славен подвигами еще со времен первых лет солнца, и жители Хитлума крепко надеялись на нового владыку. Вслед за мечами в Барад Эйтель ушли многие мужчины, брат Мериль, Эльдиль, и их отец отправились на войну.

Назад не вернулся никто, а вскоре лишенный защитников Хитлум пал перед натиском черной орды с севера.

Жители селения Мериль успели спрятаться, укрыться в старых шахтах, которые они знали не хуже родного дома. Да только это был не дом. Эльдар – не наугрим, чтобы вечно жить под землей, не видя ни солнца, ни луны, не вдыхая свежий воздух открытой земли. Да и припасов удалось взять с собой немного, слишком быстро пришлось прятаться. Эльфы выходили наружу, осторожно, в основном, по ночам. Некоторые исчезали бесследно – и оставшиеся, думая об их участи, содрогались. Однажды так исчезла мать Мериль – и девушка выплакала немало слез, пока не смирилась с еще одной потерей. Но в конце концов эти вылазки привели к беде. Позавчера Эльвен вышла из пещеры вместе с маленьким сыном – и она, и ребенок были голодны и думали поискать съедобных корней, к тому же, ее сын чах и таял на глазах в темной пещере, не видя небесных светил. Они отошли слишком далеко от убежища – тут-то орки их и заметили. Может, Эльвен и смогла бы удержаться от предательства, но с ней был ребенок… Нет, никто из эльдар не винил ее, все старались только утешить, но Мериль видела ее лицо – и на лице этом была печать скорой смерти.

А, может, умереть поскорее было бы и к лучшему. Мериль вся сжалась, вспомнив страшные сказки, которые рассказывали о Железной Темнице. То есть это были даже не сказки, а чистая правда, отзвуки творящихся там ужасов успели разнестись по всему Белерианду.

- Эй, Мериль! – кто-то позвал ее шепотом сзади, и девушка слегка вздрогнула от неожиданности.

Звякнули чужие цепи, и к Мериль подобрался Альквениль, юноша чуть помоложе ее, ее друг детства, живший по соседству. Двигаясь, он морщился от боли – оркам пришлось изрядно потрудиться, прежде чем они смогли скрутить непокорного эльфа. Да только слишком уж врагов было много, и с ними были волки… Несколько разодранных ими тел Мериль не могла вспомнить без содрогания.

- Что? – спросила Мериль с тревогой. – Что-то новое?

Альквениль осторожно устроился рядом с ней, улыбнулся. На грязном лице с кровоподтеками и царапинами эта улыбка смотрелась немного дико.

- Да ничего особенно нового, - тихо сказал он. – Завтра выходим на перевал около Крепости, а потом – на Анфауглит.

- И правда, ничего особенного, - фыркнула Мериль. – Можно подумать, есть еще какой-то путь к Ангбанду…

- В том-то и дело, - ответил Альквениль. – Когда мы выйдем на Пустошь, то никакой надежды не будет. Надежды бежать.

- А-а-а, ты бежать собрался, - немного разочарованно протянула Мериль. Ох, уж эти мальчишки, вечно у них какие-то нереальные планы, фантастические задумки! – Интересно, как ты думаешь это сделать? Вот это, - она слегка тряхнула своей цепью, - орки-охранники, волки вокруг лагеря…

- Если так говорить, то лучше уж сразу влезть на скалу да вниз броситься, - раздраженно бросил Альквениль. Ох, уж эти девчонки, вечно они возражают да боятся! – А орки перепились все. Нашим вином, между прочим, - он усмехнулся. – А вино крепкое, уже несколько лет как хранится… В общем, почти все спят.

- И волки тоже перепились? – немного язвительно сказала Мериль.

- Нет, не перепились, - в тон ей ответил Альквениль. – Но если предпочитаешь оставаться здесь, то я пойду один.

- Куда это ты пойдешь? – встревожено спросила Мериль.

- Украду кинжал, разобью цепи и сбегу, - ответил Альквениль. – Ладно, нечего разговаривать. Или ты со мной, или я один.

- С тобой, - решительно ответила Мериль. Эх, все равно пропадать!

***

Им повезло, вино, и правда, погрузило орков в крепкий сон. Могучий храп раздавался со всех сторон, заглушая звяканье цепей. Кто-то из орков бормотал и вскрикивал во сне. Затаив дыхание, Альквениль потянул из-за пояса у орка кинжал…

Орк зашевелился - у Мериль захватило дыхание - но не проснулся. Тогда и она сама решилась и потянула другой кинжал из ножен. Сердце колотилось как сумасшедшее, в горле стоял тугой ком страха. Но страшно – не страшно, а делать надо, коль решилась.

Удача! Скоро оба молодых эльфа отползли обратно и улеглись между камней, рассматривая добычу.

- Повезло! – радостно сказал Альквениль, смотря на кинжал в свете восходящей луны. – Сталь наша! Хорошая, вот и клеймо кого-то из эльдар, не наших правда… Где-то украли.

- А это – железо плохое, низкого качества – или я ничего не понимаю в кузнечном деле, - отозвалась Мериль, пробуя на прочность свою цепь.

- Еще бы, - ответил Альквениль, трудясь над собственными оковами, - эльдар цепей не делают…

Оба замолчали, сосредоточившись на цепях. Но, как ни хороша была эльфийская сталь, перепиливать цепи пришлось долгие часы, ведь они боялись слишком шуметь. И, когда все было кончено, за восточными горами уже занимался рассвет.

- Быстрее! – шепнул Альквениль, и двое беглецов, как тени, быстро пошли к краю лагеря.

Им снова повезло. Обожравшиеся мяса волки были тяжелы на подъем, и только один из них бросился в погоню за эльфами. Почему-то он не стал выть, призывая помощь – надеялся, что все достанется ему одному? Эльфы бежали изо всех сил, но зверь настигал… Тогда Альквениль обернулся с кинжалом в руке…

Больше всего Мериль хотелось закрыть глаза и кинуться, очертя голову, прочь от схватки, но она собрала все силы и бросилась помогать другу. Волк уже оцарапал Альквениля когтями, и эльф вцепился в горло волка и с трудом удерживал его щелкающие челюсти подальше от себя. Кинжалом он воспользоваться не мог.

Мериль закричала и изо всей силы ткнула свой кинжал в волка. Тот зарычал – сталь его ранила – но не ослабил натиска. Тогда Мериль подобрала большой камень и обрушила его на голову волка… Зверь ослабел, перестал рваться – и Альквенилю удалось всадить свой кинжал ему в глаз.

Эльфы бежали дальше, пока не устали так, что свалились между больших камней. Едва отдышавшись, Мериль схватилась за голову:

- Вот мы дураки!

Альквениль повернулся к ней с немым вопросом на лице.

- А остальные-то! – Мериль в сердцах ударила кулаком по бедру. – Мы-то убежали, а остальных завтра угонят на север…

- Предпочитаешь вернуться? – мрачно спросил Альквениль. У него среди пленных тоже не было родичей, отец ушел на битву и не вернулся, а мать погибла лет десять назад от несчастного случай.

- Нет, конечно, - Мериль вздрогнула от этой мысли. – Но надо было освободить всех…

Альквениль только покачал головой:

- Тогда орки бы проснулись, и было бы еще хуже.

- Надо было придумать способ, - упрямо сказала Мериль, но Альквениль только вздохнул:

- Теперь уже ничего не поделаешь. Идем дальше.

Они поднялись, оглядывая окрестности. Эти места были им знакомы, хотя и хуже, чем место привала. С востока на запад, насколько хватало глаз, тянулась горная гряда Эред Ветрин. Здесь не было перевалов, разве что один, далеко на западе, рядом с разрушенной Крепостью Источника, твердыней владык Хитлума…

- Надо уходить из Хитлума, - после некоторого раздумья сказал Альквениль. – Перейдем горы рядом с крепостью…

Мериль посмотрела на него неуверенно.

- Орки тоже пойдут туда. А кроме того… слышала я какие-то слухи, будто в оставленной крепости поселились призраки…

Альквениль только фыркнул и пожал плечами:

- Какие такие призраки, сказки все это… А к оркам и волкам приближаться не будем.

Так друзья и сделали. Хорошо зная окрестные горы, они шли осторожно и уверенно, далеко обогнав невольничий караван. Не прошло и дня, как эльфы подошли к
Эйтель Сирион.

Крепость осталась почти нетронутой – долгой осады и битвы не было, немногочисленный гарнизон, оставшийся после ухода войск Фингона и Хурина, очень быстро был перебит орками и вастаками, хлынувшими на Хитлум, будто морской прилив. Враги разграбили и изгадили крепость, но укреплений не тронули – то ли поленились, то ли надеялись сами использовать ее для обороны. Пока, впрочем, никто ее не занял – орки и вастаки слишком были заняты покорением самого Хитлума.

Темные башни возносились над головами юных эльфов, посылая грозный вызов мрачному Северу. Но без защитников камни мало что значили, и благоговейный страх, охвативший Мериль и Альквениля, быстро рассеялся. Они поднялись по лестнице, высеченной в скале, намереваясь заночевать внутри крепости.

Внутри было довольно гадко – трупы уже убрали, но пролитая кровь все еще не высохла до конца, да и орки изрядно загадили внутренние помещения, оставив там кучи мусора и экскрементов. Эльфы, морщась, исследовали комнату за комнатой, ища что-то подходящее для ночлега, как вдруг Мериль встревожено подняла голову.

- Слышишь? – спросила она со страхом.

Низкий звук на самом пределе слышимости прокатился по всей крепости, от него задрожали даже камни под ногами. Да что там камни – Мериль показалось, что затряслись все ее кости.

- Землетрясение? – со страхом произнес Альквениль.

Не сговариваясь, эльфы кинулись к двери. Выскочили в коридор, потом – в другую комнату, пробежали по длинному переходу… Наконец, добрались до широкого окна-бойницы и выглянули вниз…

По дну ущелья внизу стены крепости шествовали призрачные белые фигуры…

- Призраки! – вскрикнула Мериль.

Альквениль перегнулся через каменный подоконник, внимательно глядя вниз.

- Глупости, - сказал он. – Просто туман. Да и не страшны призраки сами по себе, это пусть их эдайн боятся!

- Откуда же был звук? – спросила Мериль все еще со страхом в голосе.

Альквениль покрутил головой.

- Оттуда, - уверенно указал он. Потомок кузнецов и рудокопов, он хорошо умел слушать камень.

- Идем, - Альквениль взял подругу за руку.

Его уверенный тон ободрил Мериль, и она взяла себя в руки. Призраки! Ей ли бояться призраков, если она избежала Ангбанда!

То-то и оно. А если это орки или другие демоны Моргота?

Это она и сказала Альквенилю, но тот покачал головой.

- Кого бы им здесь пугать? Свои же невольничьи караваны? Но… мы не узнаем, пока не выясним!

Он настойчиво потянул Мериль за собой, и той осталось только мысленно вздохнуть – мужчинам вечно не терпится найти приключения на свою голову!

Они долго спускались вниз, минуя темные зевы дверей и распахнутые глазницы окон, пока не добрались до подземелий крепости. В одном из подземных коридоров Альквениль в раздумье остановился.

- Звук шел оттуда, - он уверенно дотронулся до глухой стены. – Но как туда попасть?

Юноша прошелся руками по большим камням стены.

- Вот! – воскликнул он радостно, нажал один из камней, и тайная дверь распахнулась.

Они увидели комнату, освещенную слабым голубоватым светом, и фигуру с обнаженным мечом – воина, готовящегося к атаке.

- Эльдиль! – во весь голос закричала Мериль и бросилась воину на шею…

***

- А отец погиб, Мериль, - Эльдиль слегка отстранился от крепко прижавшейся к нему сестры, заглянул ей прямо в глаза. – Многие погибли…

- Я думала – и ты погиб тоже… - при вести о смерти отца Мериль почувствовала, как сердце ее тяжело забилось, в горле рос ком. – Мама… - с трудом произнесла она, - она… потерялась…

Эльдиль тяжело вздохнул, отвернувшись от сестры. Он переживал новую потерю.

- Но мы еще живы, - наконец, сказал он. – Я тут не один. Со мной еще двое, но они ранены… лежат этажом выше.

- А что это был за странный звук? – вмешался в разговор Альквениль.

- Это был я, - слегка улыбнулся Эльдиль.

- Ты?! – воскликнули его собеседники почти одновременно.

- С помощью вот этого устройства, - Эльдиль показал на широкое отверстие в стене. – Когда-то давно наши мудрецы узнали, что такие звуки, на самом пределе слышимости, пугают животных… и орков, если их не очень много. На эльдар они действуют мало, вот и вы почти не испугались…

- Испугались, - уточнила Мериль. – Еще и призраки…

- Какие призраки? – спросил Эльдиль и, выслушав рассказ о белых фигурах, с улыбкой махнул рукой. – Это просто туман. А вас я заметил издалека – правда, думал, что это двое орков. Вот и решил напугать…

- Хорошо, что мы не так испугались, - сказал Альквениль. – А то бы побежали обратно в объятия орков… Ох! – юноша нахмурился. – Там же наши все остались!

- Так… - сказал Эльдиль, выслушав сбивчивый и горячий рассказ о бедствиях родного селения…

***

В низком рыке вожака волков слышался страх. Командир орков остановился – присмотрелся, прислушался, принюхался – и почуял: опасность идет от тех высоких темных башен, что смотрят на закат.

Он стоял в раздумье – может, отдать приказ повернуть обратно на юг – когда земля под ногами его затряслась, и показалось, что небо обрушивается сверху. Ужас охватил орка, словно он был не могучим воином, а жалким снагой. Он схватился за меч, не зная, против кого его направить – как вдруг услышал вопли своих солдат.

Одни в ужасе падали на землю, зажимая уши, другие со всей возможной прытью бросились вниз, пытаясь спуститься на безопасную равнину – двое тут же поплатились за поспешность, упав с высоты и размозжив головы. Волки черной волной текли вниз, совершенно забыв об охране пленников.

Командир попытался унять страх – и ему это удалось, недаром же он выслужился до сотника! Он бросился вниз за своими солдатами, настиг одного и ударил плашмя по спине ятаганом – но тот лишь убыстрил бег. Командир завыл от ярости – и вдруг увидел перед собой высокую фигуру с сияющим мечом. Это было последнее, что он увидел в своей жизни.

***

После этого случая в горах возле покинутой крепости пропало еще два невольничьих каравана. Немногие спасшиеся говорили о страшных воющих чудовищах, белых призраках, которые нагоняли ужас на все живое и пожирали не успевших убежать так, что не оставалось даже костей. Разумеется, все пленные голуги стали их жертвами – их больше не видели, и их тел тоже не нашли. Впрочем, довольно скоро проклятое место стали обходить стороной все – и орки, и вастаки, и другие слуги Моргота. Позже туда послали с севера большой отряд под водительством балрога – но ни чудовищ, ни эльдар не нашли.

Мериль с Эльдилем и Альквениль уплыли на юг на одном из кораблей Кирдана, тайно причалившем у побережья Дренгиста. Они выжили при штурме Эглареста, а после отважно сражались во многих битвах Войны Гнева. Впрочем, это совсем другая история…


Название: Война не кончается
Задание: Свободный этап
Размер: 787 слов
Жанр/категория: джен, гет, драма
Рейтинг: G
Персонажи: НМП-эльф, Тулкас

Да будет могуч и прекрасен
бой,
гремящий в твоей груди.

Я счастлив за тех,
которым с тобой,
может быть,
по пути.

И. Бродский


После Чертогов Мандоса самым удивительным было Солнце. Алый закатный свет, изумрудные отблески из глубины Окраинных морей и последние клочки лазури на просторах Ильмена. Все так же, как и в Арде, и все совсем иначе. Все так же, как и Эпохи назад, в предвечном свете Дерев, и все же не так. Теплое марево длинного дня Неувядающих земель согревало, а ласковый ветер вместе с шелестом листьев нес прохладу. Каждый луч дарил радость, каждый шорох был музыкой. Танкаре сидел, обняв колени, на теплых камнях, и боялся пошевелиться. Все было ново, всего было так много. Слишком много для того, кто остался навеки один.
Внизу, под обрывом играли дети. Он не думал, что в Валиноре теперь так много детей. Ребята бегали по лугу в догонялки, валялись на траве, собирали цветы и плели друг другу косы, карабкались по деревьям и плескались в озере. Танкаре приметил резвого и бесстрашного подростка, заводилу, увлекавшего в свои опасные игры остальных. «Вырастет великим воином», - по привычке подумалось бывшему стражу Ост-ин-Эдиль, лучшему бойцу нолдор, оставшихся в Эрегионе. Танкаре печально улыбнулся – война не забылась, ни одна из войн, от сражений с темными тварями у Вод Пробуждения до последнего боя на ступенях Гвайт-и-Мирдайн. Да и сколько их было потом, какие битвы гремят сейчас в Арде? Но через Моря и Туманы Зачарованных Островов не долетят ни звон стали, ни звуки труб, ни грохот копыт. Кто ныне празднует победу, а кто хоронит павших? Чьи сердца бьются в предвкушении атаки и замирают, исполненные отчаяния перед гибелью? В груди Танкаре пылал огонь битвы, но он угас, когда любимая покинула мир. Эту боль не успокоит холод Чертогов Мандоса, и не смоют ласковые струи ручьев Лориэна. Не смог уберечь от смерти и ужасов войны, а теперь не дозваться, и нет предела одиночеству.
На сердце было тяжело. Так много света, так много тепла, но внутри, несмотря на решимость жить, по-прежнему холод и тьма, и отчаяние. Внизу играют дети, и их крики несутся вверх, под самые небеса, радостные и гневные, испуганные и счастливые. Слышится плеск и хохот. Началась новая игра – один за другим дети взбираются на склоненный к воде дуб и прыгают в воду, все выше и выше взбираются они, все тоньше ветви и сильнее брызги. Вот уже страшно лезть дальше, но неуемный подросток поднимается еще на одну ветвь, машет рукой, зовет остальных за собой. «Надо остановить его, они же там все убьются», - подумал Танкаре и встал, разгибая затекшие ноги.

***

Едва нолдо ступил на луг, как мальчик обернулся к нему и бросился навстречу. Сердце Танкаре замерло – столько силы и света было во взгляде ребенка. Он остановился, словно чья-то невидимая ладонь уперлась ему в грудь.
- Привет тебе, Танкаре! – мальчик под конец прошелся колесом и встал перед нолдо, даже не запыхавшись. С его одежды ручьями текла вода.
- Владыка Тулкас! – Танкаре опустился на колено и склонил голову.
- Не узнал меня? – хитро улыбнулся мальчик, поднимая нолдо за руки, - В бой ты наденешь доспех и шлем, на пир – праздничные одежды, - ответил он на молчаливый вопрос, - А такой облик – самый подходящий для тренировки.
- Неужто и в блаженство Амана долетают отголоски сражений Эндоре?
Мальчик сел в траву и потянул Танкаре за собой.
- Битвам найдется место и среди мира и света. Смотри, как мои друзья сражаются со страхом в своих сердцах. Этой битве нет конца. А ты, великий воин Средиземья, проиграл в ней! – мальчишка вдруг повалил Танкаре навзничь, схватил его за грудки, прижимая к земле. Нолдо онемел от удивления.
- Но, Отважнейший, что может испугать меня, после всех потерь, после гибели и Чертогов Ожидания?
- Не смей оправдываться! – крикнул мальчик, - Ты боишься – жизни! Что же ты прикрыл глаза, доблестный воин? Тебе больно смотреть на свет?
Вода капала на лицо Танкаре с мокрых прядей, маленькие руки встряхнули его с недетской силой.
- Кто будет сражаться за этот мир, если все будут оплакивать свои потери? Кто встретит Врага, когда падут Стены Мира, если Дети Единого превратятся в скопище утомленных временем теней? – в голосе мальчика, ясном и звонком, прорезался металл, - Мне нужен ты, нужен каждый из вас, я хочу, чтобы вы встали рядом со мной, когда наступит время последней битвы.
Танкаре был ошеломлен. Горящий взгляд черных глаз приковал его к земле, голос гремел в ушах набатом. Детская ладонь с размаху отвесила оплеуху – до звона.
- Не думай сдаваться! Не верю, что у тебя не хватит мужества радоваться свету!
Танкаре рывком поднялся, с трудом сбросив с себя подростка, помотал головой, и вдруг улыбнулся.
- Владыка Тулкас, пожалуй, мне нужно снова просить позволения стать твоим учеником.
Щеку жгло огнем, в голове гудело, но дышать стало легче. «Среди мира и света Война не закончена. Я смогу, будет тяжело, но я справлюсь, как справлялся и раньше. Любимая, я буду ждать тебя».
- Ну, пойдем теперь поиграем с нами, - Тулкас взмахнул мокрыми волосами с налипшими травинками и потянул Танкаре за собой.

@темы: Этап VII: Свободная тема, Воинство ветеранов Арды, БПВ-3

Комментарии
2014-12-21 в 23:15 

Snow_berry
«Вон папенька спит, никого не слушает — а потому всех любит».
Покинутая крепость

Война не кончается

:hlop:
Да что ж все сегодня — сговорились, что ли? )))
И как голосовать, спрашивается: хоть бумажки тяни. :D

2014-12-21 в 23:31 

naurtinniell
Я подчинился зову сердца, Но, как обычно, голова По результатам оказалась Права.
Тууууулкас! Остальное еще прочесть не успела, но - Тулкас!!! :inlove::inlove::inlove::inlove: Команда, вы ж прекрасны!

2014-12-22 в 18:43 

Воинство ветеранов Арды
Cпасибо за положительные отзывы! :)

2014-12-24 в 23:15 

Все три интересные, но "война не кончается" - вне конкуренции - он зацепил.

URL
2014-12-25 в 07:57 

Дягиль болотный
Зомби с мертвыми глазами (с). Позор Дортониона. Латентный триффид.
Автор "Война не кончается", спасибо Вам за моего хедканонного Тулкаса.))):hlop:

2014-12-25 в 15:55 

Спасибо огромное читателям за такие хорошие отзывы! Команда "Ветеранов Арды", конечно, не могла обойтись без Тулкаса)) Мне давно хотелось почитать про Тулкаса что-нибудь, где он не выглядит либо негодяем, либо вовсе глупеньким. Особенно мне было обидно за него после ЧКА. Пришло писать, и вот что получилось. И я очень рада, что это кому-то понравилось!

Автор "Война не кончается"

URL
   

Битва Пяти Воинств

главная