Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
08:20 

"Воинство нолдор Белерианда" - кроссовер, 1 из 5

нолдор белерианда


Название: Украсть Сильмариль
Размер: миди (3456 слов)
Жанр: кроссовер, черный юмор, экшн
Персонажи: Маэдрос, Фингон, Келегорм, Тингол, Берен, Лутиэн, Хуан, Маблунг, НМП
Рейтинг: NC-17 (мат, кровавые подробности)
Примечание: кроссовер с фильмом Гая Ричи «Большой куш». Сведения о фильме можно почерпнуть здесь ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BE%D0%BB%D1%8C%...




Неважно, где, неважно, кто. Слухами Белерианд полнится...

– Слышь, да как же это – Сильмариль украли? Его ж Тингол из рук не выпускал!
– А вот выпустил. Потому что идиот. Тщеславный. Ему гномы предложили ожерелье сковать, золотое, высшей пробы, с камнями прямо из Валинора. Он и повелся.
– Что, гномы украли?
– Нет, гномы, вроде, честные были. Только об этом узнал Саурон. Ну и подсуетился – подослал какого-то майа, который мог менять облик. Тот притворился гномом, пришел к Тинголу… ну и все.
– А потом?
– А потом майа по дороге пропал. Вместе с Сильмарилем.
– Он украл?
– Да вряд ли… Саурона слишком боятся, чтобы обманывать. Что-то с ним случилось. А что – никто не знает. И что с Сильмарилем – никто не знает.

***
Лесное логово. Орки.

– А что это у него… в сумке…
– Гхарг, ты идиот! Проклятый жирный идиот, чтоб твою орочью маму четверо драли в зад! Зачем ты взял арбалет, если не умеешь с ним управляться? Зачем палишь во всё, что движется?
– А разве мы здесь не за этим … ну, сидим здесь? Палим во всё, что движется, забираем всё, что есть?
– Да-а-а? А это, между прочим, не просто драный орк. И не остроухий. И даже не человек.
– А кто?
– Майа, дурья твоя башка! И, похоже, служит Хозяину! Ох, что с нами будет, если он узнает, что будет!
– Да необязательно ему узнавать. И про… камушек знать необязательно. Загоним его гномам – да и вся недолга.
– Загоним… если нас раньше не загонят! И зачем я только с придурками связался!
***
Восточный Белерианд. Маэдрос.

Меня зовут Майтимо. Да, вот так: Май-ти-мо. И не надо говорить, что у меня идиотское имя, просто идиоты не могут выучить квэнья… А если ты – идиот, то иди и читай Донцову, а в эпос не лезь.
Да, так вот, продолжаю для умных: я тут контролирую половину Белерианда. Восточную, там, где опаснее всего. У меня есть шесть очень опасных братьев и сволочная Клятва. Я тут обороняю самую опасную границу. Разведка, стычки, то да се. Рутина. Может, я бы и хотел просто оттягиваться с вином и девочками, но нельзя. Долг, понимаешь, зовет. А по девочкам у нас Турко. У него еще есть собака, Хуан, тоже опасная.
А еще у меня есть друг Финдекано. Я его зову просто Финьо. Он контролирует вторую половину нашего совместного бизнеса. То есть запад Белерианда. Но сейчас он немного занят обороной.
Нельзя долго жить в Белерианде и не столкнуться с двумя сволочами: Морготом и Сауроном. Моргот опаснее, но он далеко. Саурон – помельче, зато и поближе. Саурон – охрененно жестокая сука, говорят, он любит скармливать трупы тех, кто ему не угодил… нет, не волколакам. Свиньям. Лучший способ избавиться от трупа – это скормить труп свиньям. Свиней надо несколько дней не кормить. А после этого они сожрут расчлененный труп за милую душу. Но для того, чтобы мясо хорошо переварилось, надо обрить трупу голову и выдрать все зубы. Конечно, это можно сделать и потом, но кому интересно выковыривать зубы из свинячьего дерьма? Чтобы избавиться от трупа без проблем, нужно шестнадцать свиней. Остерегайтесь владельцев свиноферм. Свинья сжирает два фунта сырого мяса в минуту. Именно отсюда происходит присловье «жадный, как свинья».
Что-то я отвлекся.
Так вот, про Моргота и Саурона. Конечно, каждому, кто имел дело с нами и с Морготом, ясно, кто честный, а кто нет. Но нельзя долго жить в Белерианде вместе с ними и не поступиться принципами. Я один раз поступился. Долго потом расхлебывал. Ладно, не будем об этом.
Вообще, всё началось с того, что у этого высокомерного идиота Тингола украли Сильмариль. Я тут же встрепенулся. То есть встрепенулась эта гребаная Клятва. Я бы, конечно, предпочел вино и девочек… А, ладно, я уже говорил.
Сначала я собрал всех братьев. Но они ничего не хотели делать. Говорили, что сил маловато и всё такое… А Турко и вовсе был какой-то странный. Да что тут поделаешь… Придется мне отдуваться, как старшему.
Потом я связался с кузеном Финьо. Он хороший малый, хотя немного глуповат. Зато с принципами. И своих не бросает. Я ему сказал:
– Надо добыть Сильмариль.
А он сказал:
– Пойдем.
И улыбнулся, как идиот.
Но нельзя же просто так взять и найти Сильмариль. Да еще в сауроновых владениях. И тогда мы решили обратиться к специалисту.

***
Дориат. Тингол и Маблунг.

– Почему ты не можешь найти мне камень, Маблунг?
Тингол метался по залу и рвал на себе волосы. Разодранная корона из листьев художественно украшала мраморные полы.
– Ваше величество, – флегматично отвечал Маблунг, – я хоть и разведчик, но не сыщик. И вообще у меня предчувствие, что мои поиски когда-нибудь плохо кончатся…
Клочья серебристых волос присоединились к кленовым листьям, устроив на полу сюрреалистический пейзаж.
– Папа, – сказала Лутиэн, с некоторой тревогой следя за эволюциями отца, – почему бы не позвать Тьел… Келегорма?
– Келегорма?! – Тингол побагровел так, что, казалось, его хватит удар. – Да чтобы я… чтобы я…
– Папа, – мягко сказала Лутиэн, – у Турко есть прекрасная собака, которая найдет всё, хоть из-под земли. Ты хочешь получить Сильмариль обратно или нет?

***
Дориат. Тингол и Келегорм.

Феаноринг нагло развалился на диване в кабинете Тингола. Тингол молча мерял его взглядом, прикидывая за и против. Сильмариль хотелось вернуть нестерпимо. Но кто сможет сделать это? Маблунг отказался, да к тому же он слишком уж прям, если не сказать прямолинеен, это просто старый солдат, а не сыщик. А Берен… драки и пьянство никого не доведут до добра. Вон и Лутиэн уже тоскливо вздыхает… и что–то она заговорила о Келегорме … и зачем она села так близко к нему… что–то тут не так…
Наконец Тингол заговорил без всяких церемоний:
– И как мне тебя звать – Келегорм или Турко? Дочка меня совсем запутала, и в Белерианде говорят разное...
– Зови хоть Галадриэлью, – Келегорм нагло улыбнулся. – Чего ты хочешь?
– Сильмариль, – брякнул Тингол.
Келегорм нагло прищурился:
– Ты что, про нашу клятву забыл, король? Или напомнить?
Тут в голове у Тингола щелкнуло, и он решил уравнение. Недаром дочка вспомнила Келегорма!
– А у меня есть то, чего ты хочешь больше всего на свете, «Галадриэль». Вот, – он кивнул в сторону Лутиэн, которая улыбалась феанорингу во все тридцать два зуба. – Отдаю за Сильмариль. Я цену один раз назначил – и не меняю.
Брови Келегорма поползли вверх, но он быстро справился с собой.
– Согласен, – нолдо сразу же перешел к делу. – Где камень видели в последний раз?

***
Лесное логово. Тингол, Келегорм и орки.

Тингол уже немного сожалел, что лично отправился вместе с наглым феанорингом и его собакой за Сильмарилем. Что и говорить, король давно уже позабыл, что такое походы и ратные труды - последний раз он выходил за Завесу еще до восхода Солнца.
И от крови он тоже отвык. Король старался не вспоминать, что сделал Келегорм с орком, у которого выпытывал сведения о ворах, укравших Сильмариль. Останки уже, наверное, обгладывают вороны… Но нельзя не признать – методы феаноринга были очень эффективны. Теперь они шли прямиком к логовищу воришек (какие–то дрянные мелкие орки, даже удивительно, что им привалила такая драгоценность!), и Тингол не сомневался, что камень уже у него в кармане. То есть в сокровищнице.
Логовище – земляную пещеру под вывернутыми корнями огромного дерева – они нашли быстро: орк рассказал всё подробно, каждым словом покупая еще мгновение жизни. Хуан показал, что внутри никого нет, и эльфы спокойно вошли. Рано или поздно орки–воришки вернутся и уж тогда… Может, воришки вообще оставили Сильмариль здесь, но в доступных местах его явно не было, а если он хорошо спрятан, то они ничего не добьются, просто обыскав пещеру. Нет, нужно дождаться хозяев, а потом уж спрашивать их… с помощью эффективных келегормовых методов.
Логовище было темным, тесным и ужасающе грязным, а уж воняло там…
– Как от немытого адана, – сказал Тингол, прикладывая к носу кружевной платок, смоченный духами.
– Ненавижу, блядь, эдайн, – с такой злобой процедил Келегорм, что Тингол растерянно умолк.
В логовище было темно, хоть глаз выколи. Даже эльфу нужно хоть немного света, чтобы видеть. Хорошо бы зажечь хотя бы свечу, но это сразу же насторожит хозяев. Тингол сел на какую–то колоду, которая, кажется, пыталась изобразить стул, и затих.

***

– Идут, – коротко сказал Келегорм, и Тингол чуть не подпрыгнул от неожиданности. И откуда феаноринг это знает? По осанвэ говорит с Хуаном, что ли?
Тингол быстро вытащил из ножен кинжал. Сердце колотилось, как сумасшедшее. Хоть бы Хуан ничего не испортил, не спугнул воров!
Но Хуан свое дело знал. Наверное, он спрятался поблизости, потому что орки, топоча и гомоня по своему обыкновению, ввалились в пещеру как ни в чем ни бывало. Один из них пошарил в темноте и взял что–то с полки, затем щелкнул огнивом и запалил лучину. После этого все трое замерли…
Забрав у оторопевшего орка разгоревшуюся лучину, Тингол уселся на колоду и приготовился смотреть представление. Умница Хуан уже маячил около выхода из логова и его негромкого рычания было достаточно, чтобы один из орков, рванувшийся было на волю, тут же замер на месте.
Тем временем Келегорм уже толкнул другого орка на пол и приставил ему меч к шее. Красивое лицо феаноринга ничего не выражало, и это спокойствие пугало больше, чем если бы он кричал и ругался.
– Где Камень? – спросил он так спокойно, будто осведомлялся о погоде за окном.
– Ы-ы-ы, – только и проскулил орк, с ужасом глядя на пришельцев.
– Не ври, ты прекрасно понимаешь синдарин, – сказал Келегорм, слегка нажимая на меч, под острием которого показалась капелька крови. – Еще раз – где Камень? И не думай, что молчанием ты купишь себе легкую смерть. Для начала я отрежу тебе яйца…
Тингол поморщился – кажется, лежащий орк обмочился от страха.
– Ы-ы-ы, – снова заскулил он, – не надо… Зачем тебе жизнь ничтожного урука? Мы всё отдадим, всё! А камень…камень у него, – он не осмелился двинуться, но взглядом показал на своего товарища, который хотел бежать из пещеры.
– Та-а-ак, – протянул Келегорм всё с тем же ужасающим спокойствием, – если это правда, то легкую смерть ты себе купил, ничтожный. – Он убрал меч и двинулся к тому, кто пытался бежать. Тот мелко трясся, но молчал и не двигался.
– Мне два раза повторять? – поднял левую бровь феаноринг. – Камень!!! – рявкнул он так, что с земляного потолка посыпалась земля.
Орк от страха присел и принялся шарить у себя за поясом. Тингол не отрывал глаз от его руки. Вот он потащил из поясной сумки мешочек, сквозь ткань которого пробивался свет… Сильмариль!
Но воришка оказался не так уж прост. Рядом с поясной сумкой в ножнах висел кинжал. Орк выхватил его и ринулся на Келегорма.
Однако Хуан не дремал. Увидев опасность, он бросился на врага, раскрыв огромную пасть…
Через несколько мгновений напавший орк валялся на полу, воя от боли, а на месте его правой руки теперь торчал кровоточащий обрубок – Хуан легко перекусил ее и теперь облизывался, уже умяв законную добычу.
– Блядь! – выругался Келегорм, точным ударом в шею прикончив раненого. Вой смолк. Келегорм присел, разыскивая мешочек с Сильмарилем. Тингол впился взглядом в его руки – вот сейчас, сейчас они поднимут вожделенную драгоценность…
Но проходили секунды, затем минуты, а феаноринг всё шарил по грязному полу, и его лицо вытягивалось всё больше.
– Где он? – не выдержал, наконец, Тингол.
– Не знаю, блядь! – Келегорм сплюнул на пол. – Он был в том мешочке, это точно, но теперь я ничего не могу найти!
– У-у-у, – заскулил вдруг Хуан. Он вел себя как-то странно: виновато завилял хвостом, потом сел на задние лапы, открыл пасть и рыгнул. Тингол с удивлением заметил, что изо рта собаки, кажется, исходит свет…
– Хуан? – вопросительно поднял бровь феаноринг и подошел к псу. – Хуан! – сказал он укоризненно.
– У-у-у, – виновато заскулил пёс, и Тингол всё понял. Это было уже слишком!
– Келегорм!!! – завопил он, вскочив с колоды. – Сделай что-нибудь!!!
– Что?! – от спокойствия феаноринга не осталось и следа. – Что я теперь сделаю?!
– Достань его! – заорал Тингол. – Достань его из собаки!
– Как я, блядь, достану его из собаки! – Келегорм сжал левый кулак. Казалось, он хочет броситься на Тингола.
– Ну… достань, – Тингол поднял руку с кинжалом, указывая на возможный способ.
– Чего?! – заревел феаноринг, поднимая собственный меч, но король Дориата не собирался так просто отступать. Его обуяла дикая ярость, ведь Сильмариль был так близко! Он замахнулся кинжалом и ринулся на Хуана, отбрасывая феаноринга в сторону…
Но Хуан вовсе не собирался ждать, когда его прирежут. Он вскочил и бросился вон из пещеры.
– Дерьмо! – с чувством сказал Тингол, оборачиваясь к неподвижно лежащему феанорингу.
Но тот уже ничего не мог ответить, глядя в земляной потолок невидящими глазами. Острый камень очага вошел ему точно в затылок.
– Дерьмо!!! – завопил Тингол и под изумленными взглядами двух оставшихся в живых орков ринулся прочь из пещеры…

***
– Ваше величество! – Радостный Маблунг встречал Тингола на границе Дориата. – Ваше величество! Вы вернулись!
Тингол рассеянно посмотрел на него. Вид у короля был непрезентабельный – плащ хранил следы всех окрестных луж, а кроме того, был забрызган кровью, волосы Тингола потускнели и свалялись, образовав невообразимый колтун. Лицо его было странно задумчивым.
– За Завесу – ни ногой! – бросил он Маблунгу и побрел в свои покои – отмываться…

***
В разных местах. Берен, два эльфа и собака.

Женился я тут, наконец, на Лути, немножко отдохнул, подлечил руку… и так что–то скучно стало! То ли дело раньше – то я за орками гоняюсь, то они за мной, а уж Поход за Сильмарилем вспомнить – у-у-у! Веселое было время! Не то что сейчас – ску-у-учно… Травой кормят, эльфийки эти на арфах бряцают, папа Тингол речи на пару часов заводит…
Но, кажись, услышал Эру мои молитвы. Недавно явились два чувака – один рыжий, высоченный и тоже без руки, как я, а второй пониже, с черными косами, как девка. Стоят на пороге, молчат, жмутся.
– Чё, – говорю, – надо?
Рыжий глазами сверкнул и говорит:
– Сильмариль у Тингола украли, прикинь?
– Тю, – говорю, – нов’сть, об этом Лес уже два дня т’лдычит, даже тут у нас, на окрaине. Чё от меня-то надо, парни?
Рыжий опять глазами сверкать начал, того и гляди, избу подожжет, а чувак с косичками и говорит:
– Да ты, парень, не промах, говорят, уже один раз Камень-то добыл…
И умолк. Смотрит на меня, будто дырку во мне сверлит, рукой эфес меча поглаживает.
– А больш’ те ничё не нaдо, чувак? – говорю. – Может, – говорю, – луну с неба?
Рыжий аж вскинулся на дыбки.
– Пошли, – черноволосому говорит, – Финьо, нас тут не любят.
Но черноволосый уперся.
– Подожди, – говорит. И мне:
– А чего ты хочешь, чувак? Чего желаешь?
А я так стою, смотрю на них, думаю… Лути последнее время тоже скучная стала, всё у нас с ней ссоры да раздоры, хоть из дому убегай… Ну а тут еще и дадут чего хорошего… Эх, где наша не пропадала!
– Х’рошо, – говорю, – п’ст’роите дом для моей ма. Мне нравится з’б’титься о ма.
Это, кстати, правда. Мама у меня мировая, боевая, Эмельдир зовут…
Они переглянулись.
– Чего? – спросил черноволосый.
Я объяснил подробно. Когда дошел до крыши из чистого золота и дверной ручки с валинорскими брильянтами, лица у обоих вытянулись, но отступать им было некуда. На всё согласились, чего уж там.

***
Долго там или коротко – добрались мы до сауроновых владений, где нам могли что-нибудь сказать про этот дерьмовый брильянт. Что и сказать, мне лично он нафиг не сдался, хотя все за ним бегают, задрав хвост. Я из-за него руку потерял и такого натерпелся… А, ладно, чего вспоминать.
Добрались, значит, орками переоделись, как полагается… Из рыжего плохой орк вышел: слишком высокий и слишком наглый. Ну уж, что есть.
Стали потихоньку разузнавать, да почти ничего не узнали. Сауроновы шестерки язык за зубами держать умеют. Конечно, если взять кого, да пальчики прищемить… Но слишком уж много шуму тогда бы вышло. Приходилось узнавать стороной.
А чтобы не раскрыли нас, эльфы притворились двумя барыгами, а меня представили как своего качка-охранника. Кое-кто из сауроновых шестерок, правда, усомнился, что это за охранник такой однорукий, но я их быстро успокоил. Парочку похоронили, другие меня зауважали сразу.
Но такая слава не довела нас до добра. Саурон, как оказалось, очень любит, когда перед ним дерутся: волки ли, орки ли, люди... Кто-то это делал добровольно, за награду, кого–то заставляли. Услыхал он про меня, да послал своих шестерок: привести, мол, ко мне этого кулачного бойца, пусть подерется мне на потеху! Можно было бы шестерок поубивать и дать деру – но тогда бы мы ничего не узнали о Сильмариле. Пришлось согласиться.
Пришли мы к Саурону и как ни маскировались – понял он, что я из беорингов. Разозлился страшно, потому как не любил наш народ еще со времен Огненной Битвы, и говорит:
– Если не будешь драться – я деревню твоих людишек, что тут еще живут, спалю. И если выиграешь бой – тоже спалю. Уразумел, чувачок?
– Ур’зумел, – говорю.
А сам думаю: «Жалко чести воинской, но своих еще жальче. Вот Камень найдем – тогда посмотрим».
Но нихрена хорошего у нас не вышло. Как я в круг вышел, как этого орка увидел – так в раж вошел, что себя не помнил. Умолотил его в кровавую кашу, так что он после не скоро встал.
Саурон разозлился, посмотрел на нас так, будто живьем съесть хотел, и говорит:
– Я предупреждал.
И приказал шестеркам своим нас не выпускать. А через день мы услышали: спалили беорингскую деревню у самой границы.
Мою деревню.
Где жила ма.
***

После того я чуть контракт не разорвал, потому как не хотел, чтобы еще кого спалили. Но подумал, подумал и решил, что надо Саурону как можно больше насолить – тогда я ему и отплачу. И согласился в круг еще раз выйти.
Эльфы мои рыскали вокруг, рыскали, носом землю рыли, по несколько дней пропадали, но следов Сильмариля не нашли. Как сквозь землю провалился этот брильянт проклятый! Сами сауроновы шестерки его искали, искали – найти не могли. А тут уже последний бой близится… А Саурон ручонки-то потирает… И шестерок своих вокруг дома, где мы остановились, выставил. Никуда не убежать. Сидим, молчим. Даже эльф с косами приуныл, а до того был самый веселый.
Вдруг откуда ни возьмись – собака! Белая, огромная!
– Хуан! – кричу.
И правда, Хуан. Мне лицо облизал, рыжему носом в руку ткнулся.
– Хуан! – сказал рыжий. – А где же Турко?
Хуан завыл.
– Ох, – сказал рыжий, – беда, наверное, с Турко.
А Хуан смотрит так виновато.
Жаль, лимит на разговоры у него, кажись, кончился.
Тут он отошел немного и на пол присел, тужится. Рыжий скривился:
– Хуан, фу! На улицу иди, во двор!
Но Хуан и ухом не повел. Сидит и сидит, тужится. И попробуй такую громаду ногой, например, пнуть, чтобы ушел…
Только совсем не дурак был Хуан, поумнее некоторых чуваков. Потому что сошел он с места, а от огромной кучи дерьма такой свет во все стороны!
– Сильмариль! – ахнули мы все втроем.

***

Как мы камень из собачьего дерьма вытаскивали – это я рассказывать не буду, сами себе представите. Но Сильмариль того стоил, конечно. Взял его рыжий, так и эдак вертит, любуется.
Однако Сильмариль Сильмарилем, а драться надо. Встал я на следующее утро, пошел в круг. А эльфы рядом крутились. Всё у нас было договорено. Как только я уложу противника, мы с черноволосым драпаем наружу. А рыжий поджидает нас с Сильмарилем и, как только наружу выскакивает Саурон, – светит ему в морду и дает по башке. А там уж как повезет.
Ну, как задумали – так и сделали. Я хотя не оклемался еще после смерти ма, но сауронову бойцу вдарил будь здоров – нескоро он поднялся! А пока все вопили и ругали Саурона, мы с чероноволосым драпанули по-быстрому. Я еще там оглянулся на рожу сауронову посмотреть. Ох, и рожа у него была! Всего перекосило от злобы.
Саурон со своими шестерками за нами рванул. Но рыжий на улице не дремал. Отмытый Сильмариль держал в кулаке зажатым, да как разожмет кулак прямо перед сауроновой мордой! Тот зажмурился, остановился, будто на стену налетел, пошатнулся… А рыжий кулак сжал, да ка-а-ак вдарит в сауронову рожу! Тот так и шлепнулся на землю, а черноволосый его еще и мечом ударил.
Ну, после этого мы стали драпать изо всех сил, потому как шестерки не дремали. Ну, убежали всё-таки. И Хуан с нами был.
Вернулся я домой – морда расквашенная, на ногах не стою. И без Сильмариля. Ну, Лути меня приголубила. Правда, немного странная она была какая–то, я видел, как плакала… А чего? Я ж домой вернулся, и папаша ейный тоже вернулся, я знаю. Ну да ничего, я для такого хороший способ знаю – хорошенько жене вжарить так, чтобы она через год с мальцом нянкалась. А как его назвать? Может, Хуан?

***
Западный Белерианд. Фингон.

Может, меня кто-то и считает тупым, но вы не верьте. Я просто честный, а в наше время – это большая редкость.
Когда Майтимо пришел и сказал: «Надо добыть Сильмариль», я просто ответил: «Пойдем». Потому что чего тут думать – добывать надо.
Майтимо решил обратиться к специалисту. Я больше ничего не спрашивал, только когда мы скакали по дороге, по обочинам которой валялись драные плащи, дохлые собаки и кучи съестных отбросов, я спросил: «Что это такое?» И Майтимо ответил: «Это деревня. Эдайнская, блядь, деревня». И больше я ничего не спрашивал.
Специалистом оказался огромный адан довольно устрашающего вида. Без правой руки. Тут я стал о чем-то догадываться, но он говорил так невнятно, что я почти ничего не понял. Беда у этих эдайн – говорят они всегда так, будто кашу жуют. Впрочем, разговаривал больше Майтимо.
Когда мы ехали обратно по той же грязной дороге, Майтимо сказал: «Хорошо, что Берен согласился».
«Так это был Берен?» - удивился я.
Майтимо как-то странно на меня посмотрел, и дальше мы ехали молча.
Прежде всего я озаботился покупкой нового меча.
«Тяжесть – это надежно», - сказал мне торговец. «Если и не зарубишь, то всегда можно оглушить».
Ну, как мы приключались в поисках Сильмариля – это я рассказывать не буду, найдется и кроме меня кому. Скажу только, что когда во время одной нашей вылазки на него насели орки целой кучей, я их всех раскидал. Кого лезвием, кого плашмя отоварил – прав был торговец, тяжелый меч – это хорошо.
А вообще у меня входит в привычку спасать Майтимо.
Саурону мы в конце тоже наваляли – будет знать, как с нолдор связываться! И Сильмариль нашли. Правда, младшенький братец Майтимо на этом деле погорел – но и не надо было Клятву нарушать, Клятва именем Эру - это же вам не хер собачий! Да.


lonely-mountain.diary.ru/p186243778.htm ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Открыть все тэги MORE в этом посте

@темы: Этап: Кроссовер, Воинство нолдор Белерианда, БПВ-1

Комментарии
2013-03-14 в 11:57 

Linwe
"We'll live to fight another day", (c.)
"Ваше величество, хотите сделать официальное заявление?" - "Да. За Завесу - ни ногой!" *тут я умирЪ* Хотя нет, я умирЪ ещё на "ненавижу, блядь, эдайн")
Это круто. Спасибо, улыбнули. Один из самых любимых моих фильмов (в гоблинском-то переводе, ага)
...правда, очень хотелось увидеть одну из своих любимых фраз в фильме "Он говорит, что его назвали в честь Томми-гана, но на самом деле его назвали в честь знаменитого в 19 веке балетного плясуна")
И Берен-цыган - это вин. Определённо. Да.

2013-03-14 в 11:58 

Linwe, Спасибо за отзыв! Автору этого фика будет приятно.
один из авторов

URL
2013-03-14 в 17:47 

...правда, очень хотелось увидеть одну из своих любимых фраз в фильме "Он говорит, что его назвали в честь Томми-гана, но на самом деле его назвали в честь знаменитого в 19 веке балетного плясуна")

Там куча отличных фраз, но все или хотя бы большую часть вставить не получилось :(

Автор

URL
2013-03-14 в 17:48 

(в гоблинском-то переводе, ага)

Автор тоже смотрел только гоблинский перевод и обожает его (хотя вообще мат не любит). Но там он настолько уместен и настолько колоритен, что смотрится отлично! :)

Автор

URL
2013-03-14 в 17:49 

Гэленнар
Не знал, что мы проиграли войну еще и Артедайну
Внезапно. Но хорошо, да

2013-03-14 в 21:39 

nolofinve
І до віків благенька приналежність переростає в сяйво голубе. Прямим проломом пам'яті в безмежність уже аж звідти згадуєш себе (с)
Melwyn, Спасибо)

2013-03-14 в 23:44 

Тао2
недобрый христианин
Помню фильм))) Хорошо получилось, и тема раскрыта, и колорит сохранен))))

2013-03-15 в 00:04 

dragonseul
"Добрым словом и мечом можно сделать больше, чем одним добрым словом!" Иванова, Баштовая
Да, стеб просто шикарный получился! Я в восторге, спасибо команде.

2013-03-15 в 00:16 

nolofinve
І до віків благенька приналежність переростає в сяйво голубе. Прямим проломом пам'яті в безмежність уже аж звідти згадуєш себе (с)
Кэп благодарит за отзывы)

2013-03-17 в 18:01 

Day:)
Наш Добрый Друг устроит все на лад...
Отличная штука :)

2013-03-17 в 18:23 

Автор тоже благодарит за отзывы :)

URL
2013-03-21 в 12:37 

tas_ka
"CATS," he said eventually. "CATS ARE NICE." (c) Terry Pratchett
нолдор белерианда,
пипл, у вас тег не проставлен, когда открываешь все выкладки "Этап: кроссовер", то этого поста в нем нет. Проставьте, плиз, просто для удобства читателей.
А текст отличный!)))

2013-03-21 в 18:23 

Автор очень рад, что понравилось :)

URL
2013-03-21 в 19:08 

nolofinve
І до віків благенька приналежність переростає в сяйво голубе. Прямим проломом пам'яті в безмежність уже аж звідти згадуєш себе (с)
tas_ka, Кэп протормозил этот вопрос) Сделаю)

   

Битва Пяти Воинств

главная